Вторник, 26 января 2021 года

Почему наши предки после стирки вывешивали вещи на морозе

Часто, приезжая в деревню зимой  навестить наших бабушек и дедушек, мы замечали развешанное во дворе белье. Нас удивляло, зачем это надо делать, ведь в избе тепло, а значит – и постиранные вещи сушатся быстрее. Но когда к вечеру белье с морозца заносили в дом – запах свежести был обалденный: дышишь  не надышишься.

И белье было почти сухим. А чтобы снять с него всю влагу – бабушки начинали утюжить стирку. Тяжелый чугунный утюг, разогретый на печке ( а внутри у него был еще и уголек, который долго держал тепло), легко скользил по поверхности белья, и оно просто сияло чистотой, будто вещь только принесли из магазина.

Такой процесс стирки, сушки и глажки белья поражал нас до глубины души: мы не знали, что даже в холодный день, белье имеет свойство высыхать за счет перемен температуры. Это так называемый эффект сублимации, когда явление из твердого переходит в газообразное состояние.

Удивительно: многие наши бабушки не знали законов физики, но превосходно пользовались ее методами. Таким методом сушки белья, наши прародительницы избегали повышенной влажности в квартире, а вместе с этим убивали бактерии на одежде. Эти невидимые существа (бактерии) очень боятся минусовой температуры.

Мороз легко справляется с этими паразитами, нейтрализуя все вирусы на одежде.

Да, труд это был не из легких. К большой стирке бабушки готовились еще с вечера, замачивая белье в мыльной воде.  Стиральных порошков, как и машинки «Индезит» тогда не было: стирка производилась вручную с использованием хозяйственного мыла. Полоскать стирку ходили на речку – благо, вода тогда была экологически чистая. Женщины часто собирались полоскать белье вместе, а заодно и посудачить о том, о сем.

Эти времена канули в Лету, тяжелый ручной женский труд заменили всякие механизмы, а речки превратились в опасных вирусоносителей. Да и поговорить-то практически не с кем: весь день женщины на работе, а вечером им хочется отдохнуть после приготовления ужина.


Выбор редакции


Еда