Понедельник, 26 июля 2021 года

О чем написала в своем рапорте акушерка из Освенцима

О фашистских концлагерях  и нечеловеческих условиях содержания в них узников сказано, написано, снято фильмов огромное количество. Но когда знакомишься с очередным документом – волосы дыбом встают, а сердце начинает бешено колотиться в груди. И это творили люди? Или страшные звери в обличье людей?

О зверствах фашистов в женском  концентрационном лагере Освенцим-Бжезинка рассказала в своем рапорте Станислава Лещинска, польская акушерка, узница Освенцима. Она два года выполняла работу акушерки в этом лагере, и такого насмотрелась, что человеческому уму непостижимо. Тут точно можно было сойти с ума здравому человеку.

Как рассказала пани Станислава, среди огромного количества женщин, которых доставляли в концлагерь, было много беременных. Функции акушерки ей пришлось  выполнять поочередно в трех бараках, построенных из досок, со множеством щелей, которые прогрызли крысы.

Внутри барака располагались с двух сторон трехэтажные койки.


На грязных соломенных матрасах спали по три-четыре женщины. Солома, стертая в пыль, не спасала от сучковатых досок, натиравших тело и кости. Роль акушерки в бараках, которые практически не отапливались (печь топили 3-4 раза за всю зиму), была необычайно трудной. Никаких асептических средств, никаких перевязочных материалов. Да и зачем? Фашистские изверги убивали новорожденных тотчас, как они появлялись на свет. Прямо на глазах у матери младенца топили в бочке с водой, как котенка. Некоторые матери умирали от разрыва сердца, не выдержав такой картины.

А занимались этим медсестры Клара и Пфани. Первая была акушеркой по профессии. Она же была и старостой барака, а попала в лагерь за детоубийство. А вторая, ее помощница Пфани, была немецкой уличной девкой. Крохотные тельца убитых детей эти изверги выбрасывали на улицу – крысам на съедение.

С мая 1943 года положение некоторых детей изменилось. Если они появлялись на свет голубоглазыми и светловолосыми – их отнимали у матерей и отправляли в Германию с целью денационализации.

Еврейских детей продолжали топить с беспощадной жестокостью. Клара и Пфани высматривали еврейских женщин, как охотничьи овчарки, и продолжали свое черное дело – топить новорожденных.

Но если даже ребенок после родов оставался с матерью – он умирал медленной голодной смертью. Из Советского Союза в этом лагере было около 50% узниц.

Клара и Пфани утопили свыше 1 500 младенцев, более 1 000 детей умерло от голода и холода (эти приблизительные данные не включают период до конца апреля 1943 года). Передавая свой рапорт из Освенцима Службе здоровья, Станислава Лещинска, польская акушерка, узница Освенцима, выразила надежду, что ее голос и голос всех акушеров, всех настоящих матерей и отцов, всех порядочных граждан будет услышан и они станут на защиту жизни и прав ребенка. 


Выбор редакции


Еда