Пятница, 23 апреля 2021 года

Удочерила девочку из детдома, пришлось несладко, но я ни о чем не жалею

Несмотря на то, что мы живем в мирное время, как говорится – не голодные и не холодные, –  но детей-сирот и оставшихся без родителей (их лишили родительских прав) в детдомах меньше не становится.

Вот такое предисловие к моему повествованию, чтобы было понятно, почему мы решили взять ребенка из приюта.

Я уже разменяла шестой десяток, и совсем немного осталось до пенсии. Муж у меня военный пенсионер, и у нас есть единственный сын, который живет с семьей отдельно. У него хорошая работа и хорошая зарплата, и двое детей – наших внуков. В силу своей занятости в гости к нам они приходят редко. Мы с мужем решили поучаствовать в программе по опеке над детьми-сиротами и взять к себе в семью ребенка-сироту. Сын был не против.

Мы посещали школу опеки над детьми-сиротами и уже готовили документы на усыновление ребенка. Но тут события повернулись неожиданным образом, и процесс по усыновлению пришлось ускорить.

Внезапно заболел мой муж, и его унесла страшная болезнь.  

Я больше не раздумывала над тем, нужно ли мне стать мамой для ребенка-сироты, и взяла из детдома девочку 9-летнего возраста.

 У Алины было пять возвратов из приемных семей

Ребенка мне предложили сами сотрудники детского приюта. Девочка была очень симпатичная, с обворожительной улыбкой, с признаками сохранного интеллекта и 2-й группой здоровья. В детдом Алинка попала в 7 лет. И от нее уже успели отказаться пять приемных семей. Почему? Загадка да и только, которую мне вскоре удалось разгадать.

Девочка стояла на руках, угощала меня конфетами


Когда я впервые встретилась со своей будущей дочкой – она дичилась и на контакт со мной не шла. Но потом воспитательница попросила ее провести меня по приюту и ознакомить с условиями, в которых живут дети-сироты. И девочка как будто ожила.

Она водила меня по комнатам и рассказывала о подробностях жизни в приюте. А чтобы мне понравиться – она стояла на руках и угощала меня конфетами.

Я поняла, что ребенок очень хочет попасть в семью и обрести себе маму. Я прижала ее к себе и поцеловала. С тех пор я почувствовала, что это моя дочь.

Пока я оформляла на нее документы – Алина приходила на выходные к нам в дом. Ей очень понравился и наш дом, и сад. И я ей подходила в качестве мамы.

Адаптация

За эти несколько встреч я увидела, что девочка абсолютно не приспособлена к самостоятельности, ей трудно было адаптироваться в семье. Она не умела выполнять элементарных вещей по уходу за собой, не могла помыть после себя посуду, и разбрасывала вещи по дому. А когда я ей делала замечания – она повышала на меня голос. Адаптация шла очень тяжело. Чтобы понять такое поведение девочки – я решила съездить с ней на ее историческую родину.

Алинка узнала свой родной дом, который находился в запущенном состоянии, и рассказала о том, что ее родители крепко выпивали, иногда дрались, а ее с двухлетним братом выгоняли на ночь на улицу.

Соседи рассказали, что дети попрошайничали, ходили голодные в грязной и оборванной одежде. Это по инициативе соседей нерадивых родителей лишили прав на детей, и малыши попали в приют. Позже мне удалось узнать, что мальчика усыновила одна хорошая семья. И мы договорились о том, чтобы дети встречались по выходным, ведь как-никак родная кровь.

Я не боялась обращаться к специалистам

После того как мы побывали в тех местах, где родилась Алина, я решила обратиться к психологу. Специалист помог мне разобраться в моей ситуации и подсказал, что нужно делать, чтобы девочка адаптировалась в семье быстрее.

Большую помощь в этом оказал мой взрослый сын – он стал для Алины настоящим авторитетом. У них сложились хорошие отношения, и дочка очень гордится своим братом.

Я не стану утомлять читателя длинным рассказом, скажу только, что за те 4 года, которые Алина находится в нашей семье, она сильно изменилась как внешне, так и своим поведением. Она умеет все делать по дому, хорошо учится в школе, и ее больше не тянет попрошайничать.

Когда мы были в родной деревне Алины, то узнали, что ее биологическая мать умерла, а отец сидит в тюрьме за воровство в особо крупных размерах, и о дочке не вспоминает никогда. Оно и к лучшему, когда выйдет на свободу – не будет цепляться к ребенку.

У детей должна быть семья

К такому выводу пришла моя приемная дочь, которой сегодня уже 14 лет. Мы очень крепко с нею подружились, и Алина делится со мной своими секретами.

Она часто говорит мне: мамочка, ты у меня самая лучшая мама, а я ей отвечаю: а ты у меня самая лучшая дочь.

Когда я однажды спросила у нее, почему дети не должны жить в детдомах, она ответила, что дети там чувствуют себя плохо, и что у каждого ребенка должна быть мама и своя семья.

 


Выбор редакции


Еда