Вторник, 22 июня 2021 года

Художник – сюрреалист Сальвадор Дали и его фантазии на киностудии Голливуда

 Это были 20-е годы прошлого века, когда Голливуд стал демонстрировать свои возможности кинематографа перед всем миром. Перед очарованием киноиндустрии не смог устоять никто из тех, кто родился на рубеже веков.

Именно в это время и произошла любопытная история с участием известного художника – сюрреалиста Сальвадора Дали. Он просто не мог устоять перед возможностью реализовать и показать огромной аудитории свои фантазии.

Голливуд манил его и пьянил Сальвадора Дали, и действовал на него, как опиум.

И Голливуд ответил ему взаимностью!

Уже в начале 40-х годов кинематографическое общество на «ура» принимало Сальвадора Дали. Художник стал «своим»  на премьерах, вечеринках и закрытых показах, а знаменитости были рады с ним познакомиться.

Сальвадор Дали достиг того, к чему стремился. Но был в этой среде знаменитостей единственный человек, И был среди знаменитостей единственный человек, для которого не столь важно было эксцентричность и имя, как его талант творить мистификации.

Альфред Хичкок и Сальвадор Дали

Тревожные мечты для фильма «Завороженный»


Это был режиссер Альфред Хичкок, который искал художника и постановщика мистических сцен для своего фильма «Завороженный». Он остановил свой выбор на Сальвадоре Дали, и в 1944 году Хичкок обратился к художнику с предложением  «оживить» на экране сны, так как видел в сюрреалисте самого подходящего для этого человека.

В основу тревожного сна в фильма «Завороженный» Дали вложил идею, реализованную ним еще в «Андалузском псе»: это была опасная бритва, разрезающая глаз. А выглядела эта идея следующим образом: в кадре появляются волнующе-мрачные картины, заставляющие сердце зрителя биться учащенно. Эти рисунки Дали создал специально для съемок фильма.

Рисунок Сальвадора Дали для фильма «Завороженный»

В одной из сцен картины Дали посчитал, что для усиления эффекта в фильме необходимо подвесить к потолку настоящие рояли, под которыми кружились бы танцоры. Экономные кинематографисты решили упростить сложные декорации, и наняли танцоров-карликов, а на канаты повесили миниатюрные макеты фортепиано.

При виде такой декорации Дали разгневался, и потребовал перестановки сцены.

Хичкок уступил требованиям Дали, и фильм обрел еще один впечатляющий эпизод.  «Завороженный» по достоинству оценили и критики, и кинозрители.

А Дали стал полноправным членом кинематографического общества.


Выбор редакции


Еда