Понедельник, 29 ноября 2021 года

Свекровь, которая чуть не стала разлучницей, на семейные торжества не приехала

Мы с Андрейкой поженились, как только он закончил военное училище. Его направили на службу в Калининград, а я пока оставалась в Москве у своих родителей. Было решено, что как только Андрей обустроится на месте службы – он сразу же заберет меня к себе.

Но все получилось не так просто, как казалось. Свекрови не понравился мой «юный возраст»: мне было 18, Андрею – 22, когда мы официально зарегистрировали свой брак. И хоть я не проживала под одной крышей со свекровью, она меня почему-то невзлюбила. А когда увидела, что у меня стал расти живот – с этого все и началось. Мой Андрейка, который писал мне такие ласковые письма, а по выходным звонил из городского телефона, когда попадал в увольнение, вдруг замолчал.

Я обеспокоенно спрашивала у свекрови, когда бывала у нее в гостях, что могло случиться с Андреем. А она мне загадочно отвечала:

— Как будто сама не знаешь.


Что я могла знать?

И вдруг узнаю от соседей, которые живут по соседству с матерью Андрея, что я «нагуляла» ребенка и хочу его «навесить» на Андрюшеньку.

 

 Теперь мне стало понятно молчание Андрея и ехидные улыбочки его матери. Связаться с Андреем у меня не получилось. Он не отвечал на мои письма и больше не звонил по выходным. Свекровь все-таки добилась своего: Андрей прислал мне по почте копию заявления, которое он подал на развод.

Я не стала возражать: раз он так решил – пусть будет так. А когда родился мой сынок, я назвала его в честь отца – Андреем. И не потому, что была в чем-то виновата перед своим мужем, а потому, что мне просто нравилось это имя.

Вскоре Андрея перевели в другую часть, и его след потерялся совсем. Краем уха я даже слыхала, будто он собирался жениться, и  должен приехать в гости к матери (моей бывшей свекрови), чтобы познакомить со своей новой женой.

Маленькому Андрейке было уже три годика, когда он впервые познакомился со своим отцом.

Мой бывший муж за это время возмужал, повысился в звании, и действительно приехал погостить к матери со своей новой пассией. Его случайно встретила на улице моя подруга. Татьяна подошла к нему впритык, и не поздоровавшись – выпалила: а с сыном не хочешь познакомиться?

Андрей опешил:

— У меня разве есть сын?

— Да тебе лучше знать. Что же ты за отец такой?

Вечером в наш дом позвонил военный. Дверь ему открыла моя мама, держа за руку маленького Андрейку.

Мужчина был ошарашен, увидев ребенка, который был его копией в детстве.

— Ну вот, Андрей Андреевич, знакомься, отец твой пожаловал, — не сдержалась моя мама.

Андрейка-маленький прижимался к бабушке и готов был заплакать, но тут появилась я собственной персоной.

 Мой бывший муж готов был сквозь землю провалиться при  виде меня и сына.

Он упал передо мной на колени и стал просить прощения: он ведь поверил своей маме, которая выносила ему мозги, утверждая: ребенок не твой.

Я не знала, как мне поступить: ведь все-таки родной отец сыну.

Но как же он мог поверить наговорам своей матери?

Мы проговорили с ним до полуночи, и я проводила его за порог.

А на следующий день он посадил на поезд свою пассию и вернулся в мой дом. Предложил мне руку и сердце (мы же состояли в разводе). Клятвенно пообещал, что никогда больше не поверит ни  единому слову своей матери, или кому-нибудь другому. Позвонил в часть и сообщил, что на неделю задержится и приедет с женой и сыном.

…Недавно мы отметили свою серебряную свадьбу и рождение своего первого внука, которого тоже назвали Андреем. Свекрови на наших семейных торжествах не было: она не приехала, сославшись на плохое состояние здоровья.


Выбор редакции


Еда