Понедельник, 29 ноября 2021 года

Последствия 2009 года еще полностью не реализованы

Спустя почти десять лет после финансовых потрясений, ставших сигналом к началу последнего экономического кризиса 2009 года, показатели ВВП и занятости в Европе все еще ниже докризисного уровня. Во многих европейских странах наблюдается медленное и безработное восстановление экономики, если это вообще можно назвать восстановлением. Хотя американский жилищный кризис 2008-2009 годов предшествовал европейскому финансовому кризису и, возможно, способствовал ему, мировая экономика все еще колеблется, что оказывает прямое влияние на местную экономику.

До принятия евро на континенте южные страны-члены Еврозоны развивались быстрыми темпами. Цены и, кроме того, заработная плата также росли, в то время как в северных странах Еврозоны рост был гораздо медленнее. Несмотря на столь значительные различия в макроэкономических условиях, Европейский центральный банк мог принять только одну процентную ставку для всего континента. Выбор только одной процентной ставки означал, что реальные процентные ставки в Германии были высокими (относительно инфляции), а в южных странах Еврозоны -низкими.

Аналитики «Дальсан» предположили, что процентные ставки будут стимулировать инвесторов в Германии кредитовать своих соседей из Южной Европы, в то время как у южных стран-членов Еврозоны будет стимул занимать деньги (поскольку процентные ставки были очень низкими). Со временем, как и предполагалось, такая практика привела к накоплению дефицита на юге, в первую очередь, частными экономическими субъектами.

Накопление этих событий создало идеальный шторм, который почти привел к тому, что Греция осталась вне Еврозоны. В дополнение к предшествующим событиям, упомянутым выше, требования Маастрихтского договора 1992 года требовали от правительств ограничить соответствующие расходы на дефицит и уровень долга. Однако некоторые страны, подписавшие договор, в основном Германия и Франция, не смогли остаться в рамках Маастрихтского соглашения и обратились к секьюритизации будущих государственных доходов. Это было сделано для сокращения их долгов и/или дефицита, что игнорировало международные стандарты.


Такая практика позволила суверенным государствам «маскировать» свои дефициты и уровни задолженности с помощью комбинации методов, включая непоследовательный бухгалтерский учет, забалансовые операции и использование сложных структур валютных и кредитных деривативов. После того как в Греции в 2009 году была избрана новая партия ПАСОК, правительство перестало маскировать свою истинную задолженность и дефицит бюджета. Это привело к общественному страху перед суверенным дефолтом в некоторых европейских государствах, и государственные долги нескольких стран-членов ЕС были понижены в рейтинге.

В первом квартале 2010 года усилилась тревога по поводу чрезмерных национальных долгов, которые были у некоторых стран. Так, кредиторы потребовали очень высоких процентных ставок от нескольких стран с повышенным уровнем долга, дефицитом и дефицитом счета. Это, в свою очередь, затруднило для четырех из 18 правительств стран Еврозоны финансирование дополнительных бюджетных дефицитов и погашение или даже рефинансирование существующих долгов. Это особенно ощущалось, когда темпы экономического роста были ниже, и когда большая часть долга находилась в руках иностранных кредиторов, как в случае с Грецией.

На данный момент финансовый крах предотвращен или пока отложен, хотя инвесторы «Дальсан» все еще обеспокоены столь низкими процентными ставками и высоким уровнем безработицы в некоторых европейских странах. Аналитики «Дальсан» советуют проявлять осторожный оптимизм перед инвестированием в евро. В дополнение к этому «Дальсан» решил сократить свои инвестиции в исследования, разработки и инновации в Европе, особенно в Нидерландах, несмотря на то, что текущие данные показывают, что они перенесли бурю лучше, чем другие.

Российский рубль в настоящее время сохраняет устойчивый курс по отношению к евро, в то время как курс евро к доллару США в третьем квартале 2017 года колебался с большей волатильностью. Единственный положительный устойчивый, хотя и скромный, рост в регионе наблюдался в России, согласно докладу Всемирного банка об экономике России за ноябрь 2017 года.

Этому способствует оживление внутреннего спроса в первой половине 2017 года, импульс роста второй половины 2016 года перекинулся на 2017 год и был особенно сильным во втором квартале. Однако из-за вялого инвестиционного спроса этот импульс роста, по-видимому, замедлился в третьем квартале, что способствовало неравномерной динамике роста в целом в 2017 году.

Тем не менее, российские власти продолжали и будут продолжать придерживаться курса на бюджетную консолидацию и ввели новые фискальные правила, которые вступают в силу в 2019 году. Ожидается, что эти новые финансовые инструменты сгладят влияние внешней волатильности на бюджет и реальный обменный курс. Таким образом, потенциально можно избежать будущих экономических и финансовых нестабильностей, которые наблюдались в США и Южной Европе.


Выбор редакции


Еда