Вторник, 16 августа 2022 года

Греф призывает управленцев перейти в «позицию атакующих»

Заявление Германа Грефа об опасностях, связанных с адаптацией к кризису, отличаются смесью правды и предельного утопизма.

Греф считает, что санкции понемногу становятся обыденностью и для России, и для Запада. Опуская опасности для Запада, в российских условиях это чревато чрезвычайно опасной управленческой апатией. Образно говоря, раз в условиях жестокого кризиса не случается страшного, то это повод вообще бросить управление на самотек – а там как повезет. Реально же в кризис нужны энергичнейшие антикризисные меры – и множеством попыток, неудач и нащупывании верного направления развития.
Бросание ситуации приводит к усугублению итак чрезмерных зависимостей от внешних факторов – политического и экономического давления, цен на нефть, поставок продовольствия и т.п. Хотя из выступления так и не стало ясно, как при отсутствии альтернативы западным рынка капитала и отсутствии результатов найти таковую на Востоке могут помочь креативность и настойчивые поиски новых возможностей развития.
Проблема в том, что, не имея точек опоры, все руководящие действия сводятся к мюнгхаузеновкому «самовытаскиванию», когда «вниз» посылаются сигналы, «чтоб к такому-то все было лучше, чем за границей!», а «наверх» транслируется непрерывное кряхтение с уверениями – вот-вот мы вытащим себя из трясины и удивим весь мир.
С созданием же таковых опор дело также неважно из-за принятых и накрепко въевшихся в стиль российской жизни феодальных методов управления. Попытка «бояр» Грефа Кудрина иметь свое мнение закончилась для обоих достаточно печально и предсказуемо. Еще менее перспективна попытка «холопов» учить «бояр». Вся вертикаль власти поражена безынициативностью, поскольку любая инициатива – покушение на мудрость вышестоящего. Поэтому и нет реформ при всей кипучести реформаторов. Все готовы транслировать мнение вышестоящего «вниз». Но никто не готов его творчески, с отступлениями по тактике дня и места, ее выполнять. В такой ситуации нет ничего удивительного, что весь режим управления – только реакция на вызовы, только глухая оборона. И призывы Грефа – истинно глас вопиющего в пустыне, где правят совсем другие от развития задачи – сохранения себя, кошелька и места.


Выбор редакции


Еда