Среда, 7 декабря 2016 года

Пасха: история, богослужение, традиции

Пасха: история, богослужение, традиции
Реклама

Хри­стос вос­кре­се! – Во­ис­ти­ну вос­кре­се!

Ка­кие об­ра­зы и ас­со­ци­а­ции рож­да­ет это дол­го­ждан­ное пас­халь­ное при­вет­ствие в на­шем со­зна­нии? Крест­ный ход со све­ча­ми под огром­ным ку­по­лом ноч­но­го неба, – не за­ду­мы­ва­ясь, от­ве­тит каж­дый, – крас­ные ри­зы свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­лей, ра­дост­ное пе­ние, вза­им­ные при­вет­ствия с воз­гла­са­ми «Хри­стос вос­крес!» – «Во­ис­ти­ну вос­крес!» – да­ру­ю­щие счаст­ли­вую воз­мож­ность по­це­ло­вать по­нра­вив­шу­ю­ся те­бе де­вуш­ку. На до­маш­нем сто­ле по­яв­ля­ют­ся зна­ко­мые с дет­ства ку­ша­нья – крас­ные и за­тей­ли­во рас­пи­сан­ные яй­ца, ру­мя­ные ку­ли­чи с кра­пин­ка­ми изю­ма, пах­ну­щие ва­ни­лью тво­рож­ные пас­хи, освя­щен­ные на­ка­нуне за­бот­ли­вой ба­буш­кой.

Да, но ведь это – лишь внеш­няя ат­ри­бу­ти­ка празд­ни­ка, – воз­ра­зит вдум­чи­вый чи­та­тель. – Мне же хо­чет­ся знать, по­че­му ве­ли­чай­шее хри­сти­ан­ское тор­же­ство Свет­ло­го Хри­сто­ва Вос­кре­се­ния име­ну­ет­ся обыч­но ев­рей­ским сло­вом «Пас­ха»? Ведь так на­зы­ва­ет­ся вет­хо­за­вет­ный празд­ник, уста­нов­лен­ный еще за три­на­дцать ве­ков до Рож­де­ства Хри­сто­ва. Ка­ко­ва связь меж­ду ев­рей­ской и хри­сти­ан­ской Пас­хой? По­че­му Спа­си­тель ми­ра, от дня Рож­де­ния ко­то­ро­го че­ло­ве­че­ство от­счи­ты­ва­ет Но­вую эру, дол­жен был непре­мен­но уме­реть и вос­крес­нуть, при­том уме­реть по­зор­ной – «раб­ской смер­тью», как рим­ляне на­зы­ва­ли рас­пя­тие? По­че­му Бог пре­дал сво­е­го Сы­на на опле­ва­ние, за­у­ше­ние и по­ру­га­ние небла­го­дар­ной чер­ни и гру­бых сол­дат? Раз­ве нель­зя бы­ло уста­но­вить Но­вый Со­юз-За­вет с людь­ми по-ино­му? Как со­от­но­сят­ся, на­ко­нец, с этим од­новре­мен­но страш­ным и ра­дост­ным со­бы­ти­ем ми­лые пас­халь­ные тра­ди­ции: кра­ше­ные яй­ца и ку­ли­чи?

По­пы­та­ем­ся, на­сколь­ко это воз­мож­но, про­ник­нуть в ве­ли­кую тай­ну пас­халь­но­го бо­го­слу­же­ния.

^ Про­об­ра­зы: «Пас­ха зем­ная».

По­ста­рай­тесь хо­тя бы пе­ре­ли­стать стра­ни­цы биб­лей­ской кни­ги Ис­ход, и Вас на­вер­ня­ка по­ра­зят ис­пол­нен­ные эпи­че­ско­го ве­ли­чия со­бы­тия, в па­мять ко­то­рых и был уста­нов­лен этот глав­ный празд­ник ев­рей­ско­го ка­лен­да­ря. Она рас­ска­зы­ва­ет о че­ты­рех­ве­ко­вом пе­ри­о­де еги­пет­ско­го раб­ства, в ко­то­ром пре­бы­вал угне­та­е­мый фа­ра­о­на­ми ев­рей­ский на­род, и чу­дес­ной дра­ме его осво­бож­де­ния. Де­вять на­ка­за­ний («каз­ней еги­пет­ских») на­вел на стра­ну про­рок Мо­и­сей, но лишь де­ся­тая за­ста­ви­ла смяг­чить­ся же­сто­кое серд­це фа­ра­о­на, не же­лав­ше­го ли­шать­ся ра­бов, воз­во­див­ших ему но­вые го­ро­да. Ей ста­ло по­ра­же­ние еги­пет­ских пер­вен­цев, вслед за ко­то­рым и по­сле­до­вал «ис­ход» из До­ма раб­ства. Но­чью, в ожи­да­нии на­ча­ла ис­хо­да, из­ра­иль­тяне со­вер­ша­ют первую пас­халь­ную тра­пе­зу. Гла­ва каж­дой се­мьи, за­клав од­но­лет­не­го агн­ца (яг­нен­ка или коз­лен­ка), по­ма­зы­ва­ет его кро­вью двер­ные ко­ся­ки, а са­мо за­пе­чен­ное на огне жи­вот­ное съе­да­ет­ся, но так, чтобы не бы­ли сло­ма­ны его ко­сти.

Так в ночь с 14/15 ве­сен­не­го ме­ся­ца ни­са­на (т. е. в пол­но­лу­ние), во 2-й по­ло­вине XIII в. до Рож­де­ства Хри­сто­ва со­вер­шил­ся ис­ход из Егип­та, став­ший важ­ней­шим со­бы­ти­ем вет­хо­за­вет­ной ис­то­рии. А Пас­ха, сов­пав­шая с из­бав­ле­ни­ем, ста­ла еже­год­ным празд­ни­ком, – вос­по­ми­на­ни­ем об ис­хо­де. Са­мо же на­зва­ние «Пас­ха» (евр. песах – «про­хож­де­ние», «по­ща­да») ука­зы­ва­ет на тот дра­ма­ти­че­ский мо­мент но­чи, ко­гда по­ра­жа­ю­щий Еги­пет Ан­гел, ви­дя кровь пас­халь­но­го агн­ца на двер­ных ко­ся­ках ев­рей­ских до­мов, про­хо­дил ми­мо и ща­дил пер­вен­цев из­ра­иль­ских. Ис­то­ри­че­ский ха­рак­тер Пас­хи под­чер­ки­вал­ся осо­бы­ми мо­лит­ва­ми и рас­ска­зом о ее со­бы­ти­ях, а так­же ри­ту­аль­ной тра­пе­зой, со­сто­яв­шей из мя­са агн­ца, горь­ких трав и слад­ко­го са­ла­та, что сим­во­ли­зи­ро­ва­ло го­речь еги­пет­ско­го раб­ства и сла­дость об­ре­тен­ной сво­бо­ды, а прес­ный хлеб на­по­ми­нал о спеш­ных сбо­рах. Со­про­вож­да­ют пас­халь­ную до­маш­нюю тра­пе­зу че­ты­ре ча­ши ви­на.

Ночь Ис­хо­да ста­ла вто­рым рож­де­ни­ем на­ро­да, на­ча­лом его са­мо­сто­я­тель­ной ис­то­рии. Окон­ча­тель­ное же спа­се­ние ми­ра и по­бе­ду над ду­хов­ным раб­ством со­вер­шит в бу­ду­щем Бо­жий По­ма­зан­ник из ро­да ца­ря Да­ви­да – Мес­сия, или по-гре­че­ски, – Хри­стос. Так сна­ча­ла име­но­ва­лись все биб­лей­ские ца­ри, а во­прос о том, кто в их ря­ду станет по­след­ним, оста­вал­ся от­кры­тым. По­это­му каж­дую пас­халь­ную ночь из­ра­иль­тяне жда­ли яв­ле­ния Мес­сии.

^ Ис­пол­не­ние: «Пас­ха небес­ная».

Мес­сия-Хри­стос, при­шед­ший ра­ди из­бав­ле­ния всех лю­дей от ду­хов­но­го «раб­ства еги­пет­ско­го», при­ни­ма­ет уча­стие в иудей­ской Па­схе и, за­вер­шая ее ис­пол­не­ни­ем за­ло­жен­но­го в ней Бо­же­ствен­но­го за­мыс­ла, тем са­мым ее упразд­ня­ет. Вет­хий (ста­рый) Со­юз-За­вет сме­ня­ет­ся Но­вым. Во вре­мя Сво­ей по­след­ней Пас­хи на Тай­ной ве­че­ре Иисус Хри­стос про­из­но­сит сло­ва и со­вер­ша­ет дей­ствия, ме­ня­ю­щие смысл празд­ни­ка. Он Сам за­ни­ма­ет ме­сто пас­халь­ной жерт­вы, и вет­хая Пас­ха ста­но­вит­ся Пас­хой но­во­го Агн­ца, за­клан­но­го ра­ди очи­ще­ния лю­дей еди­но­жды и на­все­гда. Хри­стос учре­жда­ет но­вую пас­халь­ную тра­пе­зу – та­ин­ство Ев­ха­ри­стии – и го­во­рит уче­ни­кам о Сво­ей близ­кой смер­ти как о пас­халь­ном жерт­во­при­но­ше­нии, в ко­то­ром Он – но­вый Аг­нец, за­клан­ный «от со­зда­ния ми­ра». По­это­му в ри­туа­ле вет­хо­за­вет­ной Пас­хи рас­кры­ва­ют­ся сле­ду­ю­щие ос­нов­ные про­об­ра­зы Гол­гоф­ской жерт­вы.

Пас­халь­ный аг­нец (яг­не­нок) ев­ре­ев был «му­же­ско­го по­ла, без по­ро­ка» и при­но­сил­ся в жерт­ву во вто­рой по­ло­вине дня 14-го ни­са­на. Имен­но в это вре­мя по­сле­до­ва­ла крест­ная смерть Спа­си­те­ля. Каз­нен­ных сле­до­ва­ло по­хо­ро­нить до на­ступ­ле­ния тем­но­ты, по­это­му рим­ские во­и­ны, чтобы уско­рить их смерть, пе­ре­би­ли но­ги двум раз­бой­ни­кам, рас­пя­тым вме­сте с Гос­по­дом. Но «по­дой­дя к Иису­су, уви­де­ли, что Он уже умер, и не пе­ре­би­ли Ему ног… Ибо про­изо­шло это, да ис­пол­нит­ся Пи­са­ние: «Кость Его да не со­кру­шит­ся»» (Иоанн 19:33, 36). При этом и са­мо при­го­тов­ле­ние пас­халь­но­го агн­ца бы­ло про­об­ра­зом крест­ной смер­ти Спа­си­те­ля: жи­вот­ное «рас­пи­на­ли» на двух кре­сто­об­раз­но со­еди­нен­ных ко­льях, один из ко­то­рых про­хо­дил вдоль хреб­та, а к дру­го­му при­вя­зы­ва­лись пе­ред­ние но­ги.

Эта глу­бо­чай­шая вза­и­мо­связь вет­хой и но­вой Пас­хи, их со­сре­до­то­чен­ность (упразд­не­ние од­ной и на­ча­ло дру­гой) в ли­це Иису­са Хри­ста объ­яс­ня­ют, по­че­му празд­ник Его Вос­кре­се­ния со­хра­ня­ет и вет­хо­за­вет­ное на­зва­ние Пас­ха. «Пас­ха на­ша – при­не­сен­ный в жерт­ву Хри­стос», – го­во­рит ап. Па­вел (1 Кор 5-7). Так в но­вой Па­схе про­изо­шло окон­ча­тель­ное за­вер­ше­ние Бо­же­ствен­но­го за­мыс­ла о вос­ста­нов­ле­нии пад­ше­го че­ло­ве­ка в его пер­во­на­чаль­ном, «рай­ском», до­сто­ин­стве – его спа­се­ние. «Вет­хая Пас­ха празд­ну­ет­ся из-за спа­се­ния крат­ковре­мен­ной жиз­ни иудей­ских пер­вен­цев, а но­вая Пас­ха – из-за да­ро­ва­ния веч­ной жиз­ни всем лю­дям» (св. Иоанн Зла­то­уст).

^ Как мы бы­ли спа­се­ны?

Спа­се­ние (греч. со­те­риа, лат. salus) – это пре­дель­но же­ла­тель­ное со­сто­я­ние че­ло­ве­ка, ха­рак­те­ри­зу­ю­ще­е­ся из­бав­ле­ни­ем от зла – как мо­раль­но­го («по­ра­бо­щен­но­сти гре­ху», – Рим 7:14), так и физи­че­ско­го (стра­да­ния и са­мой смер­ти). Спа­се­ние яв­ля­ет­ся ко­неч­ной це­лью ре­ли­ги­оз­ных уси­лий че­ло­ве­ка и выс­шим да­ром со сто­ро­ны Бо­га.

Идея спа­се­ния в вет­хо­за­вет­ном иуда­из­ме сна­ча­ла ве­ще­ствен­на: осво­бож­де­ние от еги­пет­ско­го раб­ства (XIII в. до н. э.), воз­вра­ще­ние из Ва­ви­лон­ско­го пле­на (538 до н. э.), дол­го­ле­тие, мно­го­дет­ность и уда­ча. Од­новре­мен­но на­рас­та­ют нрав­ствен­ные усло­вия спа­се­ния: это «мир» и «спра­вед­ли­вость» (Ис 2:9 и сл.). По­сколь­ку спа­се­ние це­лост­но и об­ни­ма­ет всё бы­тие че­ло­ве­ка, оно не мо­жет огра­ни­чить­ся лишь сфе­рой зем­ной жиз­ни, но тре­бу­ет для се­бя ве­ры в за­гроб­ную жизнь и вос­кре­се­ние, ве­ры в «бу­ду­щий мир», где оно за­вер­шит­ся. Эту ве­ру вы­ра­жа­ют биб­лей­ские ав­то­ры II в. до н. э. (Дан12:2-3; 2 Макк 7:9 сл.; 14:16). Та­кое це­лост­ное спа­се­ние – сво­бод­ный дар Бо­га, Ко­то­рый (в Сво­ей един­ствен­но­сти) яв­ля­ет­ся не про­сто Бо­гом, мо­гу­щим ино­гда, по Сво­е­му про­из­во­ле­нию, со­об­щить ко­му-ли­бо спа­се­ние, но Он Сам по Сво­ей сущ­но­сти – «Спа­си­тель» для ве­ру­ю­щих в Него (Пса­лом  26:1-2; 50:16; 78:9; Си­рах 51:1).

Все­объ­ем­лю­щее спа­се­ние не мог­ло быть до­стиг­ну­то в ис­то­рии древ­не­го («вет­хо­го») со­ю­за-за­ве­та, за­клю­чен­но­го Бо­гом с од­ним на­ро­дом и имев­ше­го ха­рак­тер вре­мен­ный и под­го­то­ви­тель­ный: при на­ступ­ле­нии «пол­но­ты вре­мен» (Гал 4:4) он сме­ня­ет­ся но­вым со­ю­зом со всем че­ло­ве­че­ством и на все вре­ме­на. Ра­нее Бог под­го­тав­ли­вал и через про­ро­ков воз­ве­щал, те­перь же со­вер­шил спа­си­тель­ное для всех во­пло­ще­ние Сво­е­го Сы­на («Она ро­дит Сы­на, и ты на­зо­вешь Его Иису­сом, по­то­му что Он спа­сет Свой на­род от гре­хов», – Мф 1:21). Неуди­ви­тель­но, что си­но­ни­мом Его лич­но­го име­ни Иисус (гре­че­ская пе­ре­да­ча евр. Йе­шуа – «Бог спа­са­ет») и как бы вто­рым име­нем ста­но­вит­ся сло­во Спа­си­тель (греч. Сотэр, слав. Спа­съ). Учи­ты­вая зна­че­ние гре­че­ско­го сло­ва со­териа, тер­мин Спа­си­тельмож­но пе­ре­ве­сти как Це­ли­тель и Врач.

Пра­во­слав­ное бо­го­сло­вие рас­смат­ри­ва­ет при­ход Бо­га в мир лю­дей как ис­ку­пи­тель­ное сред­ство вра­че­ва­ния от па­губ­ных по­след­ствий гре­хо­па­де­ния. «Ес­ли кто-ли­бо из невер­ных во­про­сит те­бя: Для че­го был рас­пят Хри­стос?», – то от­веть ему: «Дабы рас­пять диа­во­ла». А ес­ли ска­жет те­бе: «За­чем Гос­подь был по­ве­шен на дре­ве?», – то ска­жи: «Дабы из­гнать грех, про­ник­ший в рай через дре­во. Че­ло­ве­ко­лю­бец Иисус вос­хо­тел увра­че­вать Свое со­зда­ние и для нас пре­тер­петь всё, дабы из­ба­вить нас от осуж­де­ния» [1].

Сво­и­ми соб­ствен­ны­ми си­ла­ми че­ло­век не мог пре­одо­леть глу­бо­чай­шее от­чуж­де­ние от Бо­га, ибо страш­ный удар (гре­хо­па­де­ние) рас­ко­лол его есте­ство свер­ху до­ни­зу – от выс­ше­го со­зна­ния до те­лес­ной при­ро­ды. Со­хра­нив в се­бе, как ос­но­ву сво­е­го су­ще­ства, об­раз Бо­жий, че­ло­век утра­тил спо­соб­ность осу­ще­ствить в се­бе по­до­бие Бо­жие. По­ра­зив­шая че­ло­ве­че­ство бо­лезнь ока­за­лась смер­тель­ной: на­кап­ли­ва­ю­ще­е­ся в ми­ре зло ве­ло его к окон­ча­тель­ной ги­бе­ли. Те­перь ис­це­ле­ние и спа­се­ние за­ра­жен­ных гре­хом по­том­ков Ада­ма озна­ча­ло по су­ще­ству но­вое тво­ре­ние че­ло­ве­ка. Оно со­вер­ши­лось через крест­ный по­двиг Сы­на Бо­жия, вос­при­яв­ше­го в Се­бя всю пол­но­ту пси­хо­фи­зи­че­ской при­ро­ды че­ло­ве­ка и став­ше­го «Вто­рым Ада­мом», имев­шим си­лы вос­ста­но­вить в пер­во­на­чаль­ном до­сто­ин­стве при­ро­ду Пер­во­го Ада­ма» (т. е. все­го че­ло­ве­че­ства). Уме­рев пло­тью, Он умерт­вил с Со­бой и всю вет­хо­за­вет­ную (смер­тель­но боль­ную) че­ло­ве­че­скую при­ро­ду. Вос­крес­нув за­тем в той же ре­аль­ной пло­ти (Лк. 24:39), Он со­вос­кре­сил с Со­бой к но­вой жиз­ни и всю че­ло­ве­че­скую при­ро­ду, со­об­щив ей по­тен­ци­аль­ную спо­соб­ность к про­свет­ле­нию и обоже­нию (греч. тэосис).

Важ­но учи­ты­вать, что пер­вый хри­сти­ан­ский уче­ный бо­го­слов, ап. Па­вел, го­во­ря о т. н. «пред­опре­де­ле­нии», «име­ет в ви­ду толь­ко спа­са­е­мых (Рим 8:29-30; Еф 1:5, 11), но от­нюдь не по­ги­ба­ю­щих. Ни­ко­гда и ни­где он не го­во­рит о пред­опре­де­ле­нии к по­ги­бе­ли. <…> Бог «хо­чет, чтобы все лю­ди спас­лись и до­стиг­ли по­зна­ния ис­ти­ны» (1 Тим 2:4), и пред­опре­де­ле­ние ко спа­се­нию сле­ду­ет по­ни­мать как вы­ра­же­ние непре­клон­ной во­ли Бо­жи­ей сде­лать всё необ­хо­ди­мое для спа­се­ния тех, кто хо­ро­шо поль­зу­ет­ся сво­ей сво­бод­ной во­лей» [2].

По­сле воз­не­се­ния Иису­са Хри­ста но­вая че­ло­ве­че­ская при­ро­да (через нерас­тор­жи­мую связь со Вто­рым Ли­цом Свя­той Тро­и­цы) ока­зы­ва­ет­ся вос­при­ня­той в глу­би­ны вну­т­ри­бо­же­ствен­ной жиз­ни. «Че­ло­ве­ка, ко­то­рый был ни­же кам­ней, Хри­стос по­ста­вил вы­ше ан­ге­лов, ар­хан­ге­лов, пре­сто­лов, гос­подств» (Св. Иоанн Зла­то­уст. Тол­ко­ва­ние на По­сла­ние к Ко­лос­ся­нам,  5). Пер­спек­ти­ва че­ло­ве­че­ской уча­сти ухо­дит вверх и в бес­ко­неч­ность, ко­то­рая есть Бог: «Воз­люб­лен­ные! Мы те­перь де­ти Бо­жьи; но ещё не от­кры­лось, что бу­дем!» – в вос­тор­ге вос­кли­ца­ет апо­стол Иоанн (1 Ин 3:2).

Этот по­ло­жи­тель­ный ас­пект идеи спа­се­ния ле­жит в ос­но­ве ди­на­мич­ной хри­сти­ан­ской ци­ви­ли­за­ции, стре­мя­щей­ся со­здать пре­дель­но воз­мож­ные усло­вия для сво­бод­но­го раз­ви­тия по­сто­ян­но со­вер­шен­ству­ю­щих­ся со­ци­аль­ных ин­сти­ту­тов и кон­крет­ной лич­но­сти, и в ко­неч­ном ито­ге опре­де­ля­ет со­бой по­ня­тие «про­грес­са».

По­дроб­нее см.: Сер­гий (Ста­ро­го­род­ский), ар­хи­еп. Пра­во­слав­ное уче­ние о спа­се­нии. Изд. 4. СПб., 1910; Бул­га­ков С. Свет неве­чер­ний. М., 1917, с. 334-349, 410-417; Ми­ха­ил (Му­дью­гин), еп. Спа­се­ние и оправ­да­ние. (Опыт крат­ко­го рас­кры­тия пра­во­слав­ной субъ­ек­тив­ной со­те­рио­ло­гии) // Бо­госл. тру­ды. Сб. 7. М., 1971, с. 231-239; Кня­зев А., прот. По­ня­тие о спа­се­нии в Вет­хом За­ве­те // Вест­ник рус­ско­го сту­денч. христ. дви­же­ния. 1978. № 98; Ру­бан Ю. Пас­ха. (Свет­лое Хри­сто­во Вос­кре­се­ние). Л., 1991; с. 11-21; Сло­варь биб­лей­ско­го бо­го­сло­вия. Брюс­сель, 1974, кол. 1110-1116; Кал­лист, еп. Дио­клий­ский. По­ни­ма­ние спа­се­ния в пра­во­слав­ной тра­ди­ции // Стра­ни­цы. Жур­нал Биб­лей­ско-бо­го­слов­ско­го ин-та св. ап. Ан­дрея. М., 1996, № 3, с. 17-37. Во­ро­нов Л., прот. Дог­ма­ти­че­ское бо­го­сло­вие. Клин, 2000 (раз­дел «О Бо­же­ствен­ном пред­опре­де­ле­нии ко спа­се­нию»); Уче­ние о спа­се­нии в раз­ных хри­сти­ан­ских кон­фес­си­ях. М., 2005.

^ На­ча­ло Пас­халь­ной но­чи

Ча­ру­ю­щее ду­шу пред­вку­ше­ние пас­халь­ной но­чи охва­ты­ва­ет нас уже на бо­го­слу­же­нии Ве­ли­кой Суб­бо­ты. На­ши чув­ства в этот скорб­но-ра­дост­ный день несо­из­ме­ри­мы с чув­ства­ми апо­сто­лов, пре­бы­вав­ших в страш­ном для них суб­бот­нем по­кое от­ча­я­ния и утра­чен­ных на­дежд, а по­то­му не го­то­вив­ших­ся ко встре­че со Сво­им несчаст­ным Учи­те­лем, чье ис­тер­зан­ное те­ло на­все­гда, как им ка­за­лось, за­му­ро­ва­но во мра­ке смер­ти ка­мен­ной гроб­ни­цы Иоси­фа Ари­ма­фей­ско­го. Об этой но­чи, из­ме­нив­шей ход ми­ро­вой ис­то­рии, зна­ют все. Мы го­то­вим­ся к ней за­ра­нее, но каж­дый раз пе­ре­жи­ва­ем по­лу­нощ­ное От­кро­ве­ние за­но­во. К это­му невоз­мож­но при­вык­нуть. Как дол­го тя­нет­ся день…

Спус­ка­ют­ся су­мер­ки. Хра­мы и дво­ры церк­вей пол­ны. В эту ночь сю­да тянет да­же тех, кто от­но­сит­ся к ве­ре и цер­ков­ной жиз­ни с над­мен­ным вы­со­ко­ме­ри­ем. Лю­ди на­пол­ня­ют­ся ка­ким-то осо­бым тор­же­ствен­ным на­стро­е­ни­ем, ждут для се­бя от­кро­ве­ния, ко­то­рое разъ­яс­ни­ло бы им смысл жиз­ни, на­пол­нен­ной стра­да­ний и яв­ной неспра­вед­ли­во­сти.

Позд­ним ве­че­ром мы при­хо­дим в изу­кра­шен­ный, но еще по­лу­тем­ный храм. Со­всем недав­но чер­ные пе­ле­ны на­по­ми­на­ли о скорб­ных днях Страст­ной неде­ли. Пла­ща­ни­ца по­ка ле­жит на сво­ем ме­сте, и пе­ред ней в озна­ме­но­ва­ние но­вой жиз­ни, куп­лен­ной кро­вью Спа­си­те­ля, чи­та­ет­ся Кни­га Де­я­ний Апо­столь­ских, по­вест­ву­ю­щая о пер­вых ша­гах Церк­ви Хри­сто­вой по стра­нам Рим­ской Эку­ме­ны (Все­лен­ной).

Око­ло по­ло­ви­ны две­на­дца­то­го но­чи на­чи­на­ет­ся пе­ние ка­но­на Ве­ли­кой суб­бо­ты «Вол­ною мор­скою…», на­зван­но­го так по пер­вым сло­вам его пер­во­го ир­мо­са. Зву­чат по­след­ние ве­ли­ко­пост­ные мо­ти­вы, еще бо­лее от­те­ня­ю­щие гря­ду­щую во­след пас­халь­ную ра­дость. При пе­нии по­след­не­го ир­мо­са («Не ры­дай о Мне, Мать, ви­дя во гро­бе Сы­на…») празд­нич­но об­ла­чен­ные свя­щен­но­слу­жи­те­ли без­молв­но пе­ре­но­сят Пла­ща­ни­цу из хра­ма в ал­тарь. Здесь, на свя­том пре­сто­ле, она бу­дет по­ко­ить­ся до Воз­не­се­ния, – в па­мять со­ро­ка­днев­но­го пре­бы­ва­ния на зем­ле Вос­крес­ше­го Гос­по­да. Во­ца­ря­ет­ся свя­щен­ная ти­ши­на, несколь­ко ми­нут от­де­ля­ют нас от бла­го­сло­вен­ной по­лу­но­чи…

Из-за за­кры­тых Цар­ских врат сна­ча­ла ти­хо, по­том все гром­че и гром­че на­чи­на­ет зву­чать пе­ние сти­хи­ры: «Вос­кре­се­ние Твое, Хри­сте Спа­се, ан­ге­ли по­ют на небесех, и нас на зем­ли сподоби чи­стым серд­цем Те­бе слави­ти». Вос­кре­се­ние Твое, Хри­стос Спа­си­тель, вос­пе­ва­ют ан­ге­лы на небе­сах. Удо­стой и нас на зем­ле чи­стым серд­цем про­слав­лять Те­бя».

Вра­та мед­лен­но от­вер­за­ют­ся, и вы­хо­дят свя­щен­ни­ки, ко­то­рых уже ждут при­чет­ни­ки в крас­ных сти­ха­рях, сжи­ма­ю­щие в ру­ках древ­ки тя­же­лых хо­руг­вей. Несут боль­шой за­пре­столь­ный крест, Еван­ге­лие, ико­ны. Под пас­халь­ный пе­ре­звон ко­ло­ко­лов тор­же­ствен­ный крест­ный ход всту­па­ет в ночь, рас­се­кая ее, как небо Млеч­ный путь, ми­ри­а­да­ми ко­леб­лю­щих­ся в ру­ках ве­ру­ю­щих огонь­ков. Вновь и вновь по­вто­ря­ет­ся эта сти­хи­ра. «Ан­ге­лы по­ют на небе­сах» о Вос­кре­се­нии Спа­си­те­ля – ведь они пер­вы­ми узна­ли об этом, – а лю­ди еще ше­ству­ют во тьме. По­это­му наш крест­ный ход сим­во­ли­зи­ру­ет со­бою жен-ми­ро­но­сиц, шед­ших ко Гро­бу Спа­си­те­ля в предут­рен­ней мгле и из­ве­щен­ных о Его Вос­кре­се­нии пе­ред вхо­дом в гро­бо­вую пе­ще­ру. В па­мять это­го и на­ша пас­халь­ная За­ут­ре­ня на­чи­на­ет­ся на ули­це, пред за­тво­рен­ны­ми дверь­ми хра­ма, а воз­глав­ля­ю­щий служ­бу ар­хи­ерей или свя­щен­ник зна­ме­ну­ет со­бой ан­ге­ла, от­ва­лив­ше­го ка­мень от две­рей Гро­ба.

^ Пас­халь­ная за­ут­ре­ня

Через несколь­ко мгно­ве­ний, сов­па­да­ю­щих с по­лу­нощ­ным вхож­де­ни­ем в День Свет­ло­го Вос­кре­се­ния, свя­щен­ник на­чи­на­ет За­ут­ре­ню: «Сла­ва Свя­той, и Еди­но­сущ­ной, и Жи­во­тво­ря­щей, и Нераз­дель­ной Тро­и­це все­гда: ныне и во вся­кое вре­мя, и во ве­ки ве­ков!» Хор под­твер­жда­ет: «Аминь!» И свя­щен­ник воз­гла­ша­ет пас­халь­ный тро­парь:

«Хри­стос вос­крес из мерт­вых,
Смер­тью смерть по­бе­див,
И пре­бы­ва­ю­щим во гро­бах
Жизнь да­ро­вав!» [3]

Его под­хва­ты­ва­ют все, сто­я­щие у хра­ма, и тор­же­ству­ю­щее по­бе­ду над смер­тью сла­во­сло­вие, про­ре­зав тем­но­ту Свя­той Но­чи, устрем­ля­ет­ся вверх, чтобы при­со­еди­нить­ся к сла­во­сло­вию ан­гель­ско­му. Тро­парь по­вто­ря­ет­ся три­жды, по­сле че­го свя­щен­ник на­рас­пев про­из­но­сит пса­лом­ские сти­хи; по­сле каж­до­го из них хор (или все мо­ля­щи­е­ся) по­ет «Хри­стос вос­кре­се…»:

Стих 1: Да вос­креснет (вос­станет) Бог и рас­се­ют­ся вра­ги Его (Пс 67:2).
Стих 2: Как ис­че­за­ет дым, так да ис­чез­нут они (Пс 67:3).
Стих 3: Так да по­гиб­нут греш­ни­ки от ли­ца Бо­жия, а пра­вед­ные да воз­ве­се­лят­ся (Пс 67:3-4).
Стих 4: Вот день, ко­то­рый со­тво­рил Гос­подь; воз­ра­ду­ем­ся и воз­ве­се­лим­ся в этот день! (Пс 117:24).

Вско­ре цер­ков­ные вра­та от­во­ря­ют­ся, и мы всту­па­ем, как в Цар­ствие Небес­ное, в храм, ог­ни ко­то­ро­го неволь­но сле­пят гла­за. Бли­ста­ют и пе­ре­ли­ва­ют­ся ог­ня­ми на­чи­щен­ные па­ни­ка­ди­ла и лам­па­ды: храм на­пол­нен яр­ким све­том, по­то­му что вос­си­я­ло из гро­ба Солн­це Веч­ной Жиз­ни.

За­ут­ре­ня про­дол­жа­ет­ся, и от име­ни всех мо­ля­щих­ся дья­кон воз­но­сит к Бо­гу Ве­ли­кую (Мир­ную) ек­те­нью (по­дроб­нее об этой мо­лит­ве мы го­во­рим да­лее в раз­де­ле, по­свя­щен­ном Пас­халь­ной Ве­черне).
По­сле ек­те­ньи с кли­ро­са на­чи­на­ют зву­чать ра­дост­ные, слов­но бы спе­ша­щие, об­го­ня­ю­щие друг дру­га сло­ва Пас­халь­но­го ка­но­на св. Иоан­на Да­мас­ки­на (†ок. 754 г.). Дей­стви­тель­но, они спе­шат воз­ве­стить нам о на­ступ­ле­нии Но­вой Пас­хи, о Но­вом Ис­хо­де, о «при­ве­де­нии» нас Вос­крес­шим Гос­по­дом «от смер­ти – к жиз­ни и от зем­ли – к небу». Каж­дая песнь это­го бле­стя­ще­го по­э­ти­че­ско­го про­из­ве­де­ния на­чи­на­ет­ся свя­щен­ни­ком в ал­та­ре, и каж­дый раз, во вре­мя по­пе­ре­мен­но­го пе­ния ее хо­ра­ми, он ка­дит весь храм, дер­жа в ле­вой ру­ке трех­свеч­ник и крест. «Хри­стос вос­кре­се!» – вос­кли­ца­ет он, об­ра­ща­ясь к на­ро­ду. «Во­ис­ти­ну вос­кре­се!» – гре­мят ему в от­вет сот­ни го­ло­сов. Крест, мно­го­крат­но пред­но­си­мый во вре­мя каж­де­ния, сим­во­ли­зи­ру­ет яв­ле­ния Иису­са Хри­ста уче­ни­кам, а бла­го­уха­ние фимиа­ма озна­ча­ет ту неизъ­яс­ни­мую ра­дость, ко­то­рой со­про­вож­да­лось каж­дое яв­ле­ние. Про­чтем его вме­сте в рус­ском пе­ре­во­де.

Ка­нон на Пас­ху св. Иоан­на Да­мас­ки­на [4]

Песнь 1 [5]

Ир­мос: Вос­кре­се­ния день! Про­све­тим­ся, лю­ди! Пас­ха! Гос­под­ня Пас­ха! Ибо от смер­ти к жиз­ни и от зем­ли на Небо Хри­стос Бог при­вел нас, по­ю­щих (песнь) по­бед­ную.

Тро­па­ри

1. Очи­стим чув­ства и узрим Хри­ста, си­я­ю­ще­го непри­ступ­ным све­том Вос­кре­се­ния и «ра­дуй­тесь» яв­ствен­но услы­шим от Него, вос­пе­вая песнь по­бед­ную (Мф 28:9).
2. Небе­са до­стой­но да ве­се­лят­ся, зем­ля да ра­ду­ет­ся и да празд­ну­ет весь мир, ви­ди­мый и неви­ди­мый, ибо вос­стал Хри­стос — ве­се­лие веч­ное (Пс 95:11; 1 Кор 15:20).

Песнь 3

Ир­мос: При­ди­те, ста­нем пить но­вое, чу­дес­но из­во­ди­мое не из кам­ня бес­плод­но­го [6], но ис­точ­ник бес­смер­тия, про­из­ве­ден­ный из Гро­ба Хри­стом, на Ко­то­ром мы утвер­жда­ем­ся.

Тро­па­ри

1.  Ныне все на­пол­ни­лось све­том [7] — небо и зем­ля и пре­ис­под­няя, да празд­ну­ет же все Бо­жие тво­ре­ние вос­ста­ние Хри­ста, на ко­то­ром она утвер­жде­на (Еф 4:10).
2.  Вче­ра я по­гре­бал­ся с То­бою, Хри­сте, се­го­дня вос­стаю с То­бою Вос­крес­шим, я рас­пи­нал­ся с То­бою вче­ра, про­славь же ме­ня с Со­бою, Сам Ты, Спа­си­тель, в Цар­ствии Тво­ем (Рим 6:3; 8:17).

Песнь 4

Ир­мос: Про­рок Бо­жий Ав­ва­кум да станет с на­ми на бо­же­ствен­ной стра­же [8] и по­ка­жет све­то­нос­но­го Ан­ге­ла, гром­ко вос­кли­ца­ю­ще­го: «Ныне спа­се­ние ми­ру, ибо вос­крес Хри­стос, как Все­мо­гу­щий» (Авв 2:1; Ис 9:6).

Тро­па­ри

1. Хри­стос — на­ша Пас­ха — явил­ся во пло­ти су­ще­ством муж­ско­го по­ла (Исх 12:5), как Сын, раз­верз­ший дев­ствен­ную утро­бу; как пред­ла­га­е­мый в пи­щу, Он на­зван агн­цем (Исх 12:11); как непри­част­ный нечи­сто­те гре­ха — непо­роч­ным, а как ис­тин­ный Бог — на­ре­чен со­вер­шен­ным (Ин 6:54). [9]
2.  Бла­го­слов­ля­е­мый на­ми ве­нец — Хри­стос, как од­но­лет­ний Аг­нец, доб­ро­воль­но под­верг­ся за­кла­нию за всех в очи­сти­тель­ную Пас­ху, и опять из гро­ба нам вос­си­ял Он, пре­крас­ное Солн­це Прав­ды (Пс 64:12; 1 Кор 5:7).
3.  Бо­го­отец Да­вид в вос­тор­ге ска­кал пе­ред про­об­ра­зователь­ным ков­че­гом; мы же, свя­той на­род Бо­жий, ви­дя ис­пол­не­ние про­об­ра­зо­ва­ний, да воз­ве­се­лим­ся ду­хов­но, ибо вос­крес Хри­стос, как Все­мо­гу­щий (2 Цар 6:13-15, Еф 1:18).

Песнь 5

Ир­мос. Вста­нем ран­ним утром (утре­ню­ем утрен­нюю глу­боку)и вме­сто ми­ра при­не­сем песнь Вла­ды­ке, и узрим Хри­ста, — Солн­це Прав­ды, — всех жиз­нью про­све­ща­ю­ще­го (Лк 24:1; Мал 4:2).

Тро­па­ри

1. Свя­зан­ные уза­ми ада, ви­дя без­мер­ное ми­ло­сер­дие Твое, Хри­сте, ра­дост­ны­ми сто­па­ми устре­ми­лись к све­ту, про­слав­ляя веч­ную Пас­ху (Ис 49:9; 1 Пет­ра 3:19).
2. Пой­дем со све­тиль­ни­ка­ми в ру­ках на­встре­чу Хри­сту [10], вы­хо­дя­ще­му из гро­ба, как Же­ни­ху, и ра­дост­но вме­сте с празд­ну­ю­щи­ми чи­на­ми [ан­ге­лов] бу­дем празд­но­вать спа­си­тель­ную Бо­жию Пас­ху (Мф 25:1).

Песнь 6

Ир­мос: Ты со­шел, Хри­сте, в пре­ис­под­ние ме­ста зем­ли и со­кру­шил за­по­ры веч­ные, со­дер­жав­шие уз­ни­ков, и в тре­тий день Ты, как Иона из ки­та (Иона 2:1, 11), вос­крес из гро­ба.

Тро­па­ри

1.  Не по­вре­див­ший за­клю­чен­ный (утро­бы) Де­вы в рож­де­нии Тво­ем, Хри­сте, Ты вос­стал из гро­ба, со­хра­нив це­лы­ми пе­ча­ти, и от­верз нам две­ри рая (Мф 27:66; Иез 44:2) [11].
2. Спа­си­тель мой, жи­вая и, как Бог, неза­калаемая жерт­ва! Доб­ро­воль­но при­вед­ши Се­бя к От­цу, Ты, вос­став из гро­ба, вос­кре­сил вме­сте и ро­до­на­чаль­ни­ка Ада­ма (Лк 23:46; Рим 6:4-5).

Кондак, глас 8-й

Хо­тя Ты, Бес­смерт­ный, и со­шел во гроб, но уни­что­жил си­лу ада и вос­крес по­бе­ди­те­лем, Хри­сте Бо­же; воз­ве­стив же­нам-ми­ро­но­си­цам: «Ра­дуй­тесь!» и Тво­им Апо­сто­лам да­ро­вав мир; [а всем] пад­шим по­да­ёшь вос­кре­се­ние.

Икос

Неко­гда де­вы-ми­ро­но­си­цы еще до на­ступ­ле­ния утра ис­ка­ли, как днев­но­го све­та, Солн­це, су­ще­ство­вав­шее преж­де солн­ца и за­шед­шее в мо­ги­лу. Они го­во­ри­ли од­на дру­гой: «По­дру­ги, пой­дем­те, по­ма­жем бла­го­во­ни­я­ми Те­ло, ис­то­ча­ю­щее жизнь и по­гре­бен­ное, ле­жа­щую во гро­бе плоть То­го, Кто под­ни­ма­ет пав­ше­го Ада­ма. Идем, по­спе­шим, как волх­вы, по­кло­ним­ся и при­не­сем в дар ми­ро Об­ви­то­му не пе­ле­на­ми, а по­гре­баль­ным по­лот­ном, и, пла­ча, вос­клик­нем: О, Вла­ды­ка, по­да­ю­щий вос­кре­се­ние пад­шим! Вос­стань!»
Вос­кре­се­ние Хри­сто­во ви­дя, по­кло­ним­ся Свя­то­му Гос­по­ду Иису­су, Од­но­му Без­греш­но­му. по­кло­ня­ем­ся Кре­сту Тво­е­му, Хри­сте, вос­пе­ва­ем и про­слав­ля­ем Твое Свя­тое Вос­кре­се­ние, ибо Ты Бог наш, кро­ме Те­бя ино­го не зна­ем, имя Твое при­зы­ва­ем. При­ди­те, все вер­ные, по­кло­ним­ся Свя­то­му Хри­сто­ву Вос­кре­се­нию, ибо чрез Крест при­шла ра­дость все­му ми­ру. Все­гда вос­хва­ляя Гос­по­да, бу­дем вос­пе­вать вос­кре­се­ние Его, ибо Он, пре­тер­пев рас­пя­тие, Сво­ею смер­тью по­бе­дил смерть.(Три­жды.)
Иисус, вос­крес­нув из гро­ба, как и пред­ска­зал, дал нам жизнь веч­ную и ве­ли­кую ми­лость. (Три­жды.)

Песнь 7

Ир­мос: Из­ба­вив­ший от­ро­ков из пе­чи (Дан 3), сде­лав­шись че­ло­ве­ком, стра­да­ет, как смерт­ный, и стра­да­ни­ем (Сво­им) об­ле­ка­ет смерт­ное в кра­со­ту бес­смер­тия. Это — Еди­ный Бог от­цов, бла­го­сло­вен­ный и пре­п­ро­слав­лен­ный (Мк 9:12; 1 Кор 15:53; 2 Кор 4:11; 5:4) [12].

Тро­па­ри

1. Умуд­рен­ные Бо­гом же­ны вслед за То­бою спе­ши­ли с бла­го­вон­ны­ми мас­ла­ми. Но Ко­го они ис­ка­ли со сле­за­ми, как мерт­во­го, То­му по­кло­ни­лись с ра­до­стью, как Жи­во­му Бо­гу, и уче­ни­кам Тво­им, Хри­сте, воз­ве­сти­ли та­ин­ствен­ную Пас­ху (Мк 16:1-7).
2.  Мы празд­ну­ем умерщ­вле­ние смер­ти, раз­ру­ше­ние ада, на­ча­ло дру­гой, веч­ной жиз­ни и в вос­тор­ге вос­пе­ва­ем Ви­нов­ни­ка (Се­го) Еди­но­го Бо­га от­цов, бла­го­сло­вен­но­го и пре­п­ро­слав­лен­но­го (Ос 13:14;1 Кор 15:54) [13].
3.  По­ис­ти­не свя­щен­на и до­стой­на вся­ко­го тор­же­ства эта спа­си­тель­ная и све­то­зар­ная ночь, про­воз­вест­ни­ца све­то­нос­но­го дня Вос­кре­се­ния, в ко­то­рую веч­ный Свет во пло­ти для всех вос­си­ял из гро­ба (Ин 20:1).

Песнь 8

Ир­мос: Этот же­лан­ный и свя­той день, глав­ный и гос­под­ству­ю­щий над все­ми суб­бо­та­ми, — празд­ник из празд­ни­ков и тор­же­ство из тор­жеств; в этот день бла­го­сло­вим Хри­ста во ве­ки.

Тро­па­ри

1. При­и­ди­те в слав­ный день Вос­кре­се­ния, при­об­щим­ся но­во­го ви­но­град­но­го пло­да, бо­же­ствен­но­го ве­се­лия, Цар­ства Хри­сто­ва, вос­пе­вая Его, как Бо­га, во ве­ки (Мф 26:29, Пс 103:15).
2. Огля­нись во­круг се­бя, Си­он, и по­смот­ри: вот стек­лись к те­бе, как див­но си­я­ю­щие звез­ды, от за­па­да, се­ве­ра, юга и во­сто­ка де­ти твои, бла­го­слов­ля­ю­щие в Те­бе Хри­ста во ве­ки (Ис 49:12; 60:4).
3. Отец Все­дер­жи­тель, и Сло­во, и Дух – Су­ще­ство еди­нич­ное в Трех Ли­цах, Все­выш­нее и Бо­же­ствен­ней­шее! В Те­бя мы кре­сти­лись и Те­бя бу­дем бла­го­слов­лять во все ве­ка (Мф 28:19).

Песнь 9

Дья­кон по­ет за­пев: Про­слав­ля­ет ду­ша моя вос­крес­ше­го в тре­тий день из гро­ба Хри­ста, По­да­те­ля жиз­ни.
Ир­мос: Све­тись, све­тись, Но­вый Иеру­са­лим, ибо Сла­ва Гос­под­ня вос­си­я­ла над то­бой. Тор­же­ствуй ныне и ве­се­лись, Си­он; и Ты, Чи­стая Бо­го­ро­ди­ца, ра­дуй­ся о вос­ста­нии рож­ден­но­го То­бою (Ис 60:1-2; Лк 1:47).
За­пев: Хри­стос – Но­вая Пас­ха, жи­вая Жерт­ва, Аг­нец Бо­жий, при­няв­ший гре­хи ми­ра.
Тро­парь: О, как бо­же­ствен­но, лю­без­но и пре­сла­дост­но Твое сло­во, Хри­сте! Ты нелож­но обе­щал с на­ми быть до кон­чи­ны ве­ка (Мф 28:20); имея это (обе­ща­ние) как опо­ру на­деж­ды, мы, вер­ные, ра­ду­ем­ся.
За­пев: Ма­рия Маг­да­ли­на при­бе­жа­ла ко гро­бу и, уви­дев Хри­ста, ста­ла рас­спра­ши­вать Его, при­няв Его за са­дов­ни­ка.
Тро­парь: О, Пас­ха ве­ли­кая и свя­щен­ней­шая – Хри­стос! О, Пре­муд­рость, Сло­во Бо­жие и Си­ла! Удо­стой нас со­вер­шен­ней­ше­го еди­не­ния с То­бою в веч­но свет­лый день Тво­е­го Цар­ства (! Кор 5:7; 13:12).
За­пев: Ан­гел воз­гла­сил Бла­го­дат­ной: «Чи­стая Де­ва, ра­дуй­ся! И я по­вто­ряю: Ра­дуй­ся, Твой Сын вос­крес в тре­тий день из гро­ба, вос­кре­сив всех умер­ших. Лю­ди, ве­се­ли­тесь!»
В ка­че­стве за­клю­чи­тель­но­го пес­но­пе­ния вновь по­вто­ря­ет­ся ир­мос «Све­тись, све­тись, Но­вый Иеру­са­лим…».

 

По окон­ча­нии ка­но­на зву­чит Ма­лая ек­те­нья и по­ет­ся т. н. эк­за­по­стиларий (светилен): «Пло­тию уснув, как смерт­ный, Ты, Царь и Гос­подь, вос­крес в тре­тий день, [этим] вы­ве­дя из [со­сто­я­ния] тле­ния Ада­ма [14] и упразд­нив смерть. [По­это­му Ты –] Пас­ха нетле­ния (бес­смер­тия) и Спа­се­ние ми­ра».

За­тем по­ют­ся сти­хи­ры «на хвалитех»; на­зван­ные так по­то­му, что пред­ва­ря­ют­ся пса­лом­ски­ми сти­ха­ми «Хва­ли­те Гос­по­да с небес, хва­ли­те Его в выш­них…» и др. (из псал­мов 148 и 150). Вслед за ни­ми зву­чат тор­же­ствен­ные Сти­хи­ры Пас­хи:

Стих 1: Да вос­креснет Бог и рас­се­ют­ся вра­ги Его!
Се­го­дня нам от­кры­лась Пас­ха Свя­щен­ная, Пас­ха но­во­свя­тая, Пас­ха та­ин­ствен­ная, Пас­ха все­честная, Пас­ха – Хри­стос Из­ба­ви­тель, Пас­ха непо­роч­ная, Пас­ха ве­ли­кая, Пас­ха для ве­ру­ю­щих, Пас­ха, две­ри рай­ские нам от­кры­ва­ю­щая, Пас­ха, освя­ща­ю­щая всех вер­ных (ве­ру­ю­щих).
Стих 2: Как ис­че­за­ет дым, так да ис­чез­нут они!
Иди­те по­сле ви­де­ния, же­ны-бла­го­вест­ни­цы, и ска­жи­те Си­о­ну: «При­ми от нас ра­дост­ную и бла­гую весть о Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом. Ве­се­лись, ли­куй и ра­дуй­ся, Иеру­са­лим, уви­дев Ца­ря-Хри­ста, вы­хо­дя­щим из гро­ба, как Же­ни­ха!»
Стих 3: Так да по­гиб­нут греш­ни­ки от ли­ца Бо­жия, а пра­вед­ни­ки да воз­ве­се­лят­ся!
Же­ны ми­ро­но­си­цы, ран­ним утром при­бе­жав­шие ко гро­бу По­да­те­ля жиз­ни, на­шли Ан­ге­ла, си­дя­ще­го на камне, и он об­ра­тил­ся к ним с та­ки­ми Сло­ва­ми: «Что вы ище­те Жи­во­го меж­ду мерт­вы­ми, что вы опла­ки­ва­е­те Нетлен­но­го, как бы пре­дав­ше­го­ся тле­нию. Воз­вра­тив­шись, воз­ве­сти­те уче­ни­кам Его!»
Стих 4: Вот день, ко­то­рый со­тво­рил Гос­подь: воз­ра­ду­ем­ся и воз­ве­се­лим­ся в этот день!
Пас­ха пре­крас­ная (кра­си­вая; слав. крас­ная), Пас­ха – Гос­под­ня Пас­ха, Пас­ха все­честная вос­си­я­ла нам! Пас­ха! Ра­дост­но друг дру­га об­ни­мем. О, Пас­ха! Из­бав­ле­ние от скор­би, ибо се­го­дня Хри­стос си­я­ю­щим вы­шел из гро­ба, как из брач­но­го чер­то­га, и жен [ми­ро­но­сиц] на­пол­нил ра­до­стью сло­ва­ми:Воз­ве­сти­те апо­сто­лам!
Сла­ва От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху, и ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь!

Вос­кре­се­ния день! Про­све­тим­ся тор­же­ством и друг дру­га об­ни­мем. Ска­жем и нена­ви­дя­щим нас:Бра­тья, про­стим всё ра­ди Вос­кре­се­ния и вос­клик­нем так: Хри­стос вос­кре­се из мерт­вых… Пас­халь­ный тро­парь по­ет­ся три­жды, а за­тем – мно­го­крат­но, по­ка кли­ри­ки и ми­ряне це­лу­ют друг дру­га.

Во вре­мя пе­ния по­след­ней сти­хи­ры на­чи­на­ет­ся древ­ний об­ряд пас­халь­но­го при­вет­ствия –христосо­ва­ние, при ко­то­ром да­ю­щий це­ло­ва­ние вос­кли­ца­ет «Хри­стос вос­кре­се!», а при­ни­ма­ю­щий от­ве­ча­ет «Во­ис­ти­ну вос­кре­се!»Сна­ча­ла ло­бы­за­ют­ся меж­ду со­бой свя­щен­но­слу­жи­те­ли, за­тем, вый­дя из ал­та­ря, они хри­сто­су­ют­ся с на­ро­дом; и вот уже все мо­ля­щи­е­ся, мно­гие со сле­за­ми пас­халь­ной ра­до­сти, при­вет­ству­ют друг дру­га этим трое­крат­ным це­ло­ва­ни­ем. Дол­го не смол­ка­ют в хра­ме воз­гла­сы, сли­ва­ю­щи­е­ся с пе­ни­ем хо­ра.

По­сле хри­сто­со­ва­ния гром­ко чи­та­ет­ся «Огла­си­тель­ное Сло­во на Свя­тую Пас­ху» св. Иоан­на Зла­то­уста, по­ра­жа­ю­щее сво­ей бле­стя­ще вы­дер­жан­ной ком­по­зи­ци­он­ной ар­хи­тек­то­ни­кой и тон­кой сим­мет­ри­ей ри­то­ри­че­ских обо­ро­тов. Оно при­гла­ша­ет на ра­дост­ный пир ве­ры всех – «по­стив­ших­ся и не по­стив­ших­ся».

^ Ча­сы свя­той Пас­хи

Ча­сы, от­де­ля­ю­щие пас­халь­ную За­ут­ре­ню от Ли­тур­гии, про­хо­дят для мно­гих неза­ме­чен­ны­ми, по­то­му что не чи­та­ют­ся, как обыч­но, а по­ют­ся, и со­сто­ят не из псал­мов (со­став­ля­ю­щих их ос­но­ву), а из из­бран­ных пас­халь­ных пес­но­пе­ний, лег­ко узна­ва­е­мых на слух.
Рав­ным об­ра­зом и дру­гие бо­го­слу­же­ния Пас­хи и всей Свет­лой сед­ми­цы (т. е. до сле­ду­ю­ще­го вос­кре­се­нья) со­сто­ят по­чти ис­клю­чи­тель­но из пе­ния (за ис­клю­че­ни­ем чте­ния Апо­сто­ла и Еван­ге­лия, иерей­ских воз­гла­сов и дья­кон­ских ек­те­ний). Во­об­ще же чте­ние Псал­ти­ри, сбор­ни­ка древ­не­ев­рей­ских ре­ли­ги­оз­ных гим­нов и мо­литв, упразд­ня­ет­ся на всю Свет­лую неде­лю по­то­му, что «сень вет­хо­за­вет­ная не име­ет уже ме­ста при лу­че­зар­ном си­я­нии но­во­за­вет­ной бла­го­да­ти» [18].

^ Бо­же­ствен­ная Ли­тур­гия

Пас­халь­ная Ли­тур­гия со­вер­ша­ет­ся по чи­ну св. Иоан­на Зла­то­уста и на­чи­на­ет­ся обык­но­вен­но око­ло ча­су по­по­лу­но­чи.
Апо­столь­ское чте­ние из Кни­ги Де­я­ний Свя­тых Апо­сто­лов (1:1-8) по­вест­ву­ет о яв­ле­нии Спа­си­те­ля уче­ни­кам по вос­кре­се­нии, о по­ве­ле­нии не от­лу­чать­ся из Иеру­са­ли­ма и ждать обе­щан­но­го Ду­ха Уте­ши­те­ля, со­ше­ствие Ко­то­ро­го по­ло­жит на­ча­ло Цар­ству Небес­но­му на зем­ле – Церк­ви Хри­сто­вой.
Еван­гель­ское чте­ние (от Иоан­на 1:1-17) пе­ре­но­сит нас в веч­ность, но од­новре­мен­но удив­ля­ет сво­им со­дер­жа­ни­ем, по­то­му что ни­че­го не го­во­рит о Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом. Од­на­ко это несо­от­вет­ствие толь­ко ка­жу­ще­е­ся. На са­мом же де­ле, это по­вест­во­ва­ние воз­люб­лен­но­го уче­ни­ка Гос­по­да «яв­ля­ет­ся выс­шим от­кро­ве­ни­ем об ис­тине, ле­жа­щей в ос­но­ве всей еван­гель­ской ис­то­рии»; здесь мы на­хо­дим «дог­ма­ти­че­ское от­кро­ве­ние о Бо­го­че­ло­ве­ке и Бо­го­че­ло­ве­че­стве» [19]. Мы слы­шим о во­пло­ще­нии пред­веч­но­го Ло­госа (Сло­ва), Вто­ро­го Ли­ца Свя­той Тро­и­цы, став­ше­го Бо­го­че­ло­ве­ком Иису­сом Хри­стом, о при­ня­тии Им ре­аль­ной че­ло­ве­че­ской при­ро­ды и о пло­дах это­го спа­си­тель­но­го во­че­ло­ве­че­ния. В озна­ме­но­ва­ние все­лен­ско­го (эку­ме­ни­че­ско­го) ха­рак­те­ра хри­сти­ан­ства при­ня­то чи­тать этот фраг­мент на раз­ных язы­ках, в первую оче­редь на трех «свя­щен­ных» – ев­рей­ском, гре­че­ском и ла­тин­ском.

«Ли­тур­гия вся про­хо­дит в ра­до­сти и лег­ко­сти ду­хов­но­го подъ­ема. По но­во­му зву­чит Хе­ру­вим­ская песнь, ибо и ан­ге­лы, вос­пе­ва­ю­щие Ца­ря цар­ству­ю­щих, со­шли ныне на зем­лю для бла­го­ве­стия о Его вос­кре­се­нии. По но­во­му зву­чат сло­ва Сим­во­ла ве­ры: И страдавша, и по­гребенна, и вос­крес­ша­го в тре­тий день по Пи­са­ни­ем. С но­вым чув­ством мы Бла­го­да­рим Гос­по­да, по но­во­му осо­зна­вая, что са­мо сло­во «Ев­ха­ри­стия» озна­ча­ет «Бла­го­да­ре­ние».

От апо­столь­ских вре­мен су­ще­ству­ет у хри­сти­ан непре­лож­ный обы­чай освя­щать эту ночь при­ча­ще­ни­ем Свя­тых Та­инств, ибо ра­дость Пас­халь­ная – это ра­дость Ев­ха­ри­сти­че­ская. За­вер­ша­ет­ся Пас­халь­ная Ли­тур­гия ли­ку­ю­щим Хри­стос вос­кре­се!, ко­то­рым хор от­ве­ча­ет на все воз­гла­сы свя­щен­ни­ка. Эта ра­дость без края, это все­об­щее ли­ко­ва­ние есть уже про­об­раз гря­ду­ще­го Цар­ства Сла­вы»[21].

Ли­тур­гия за­кан­чи­ва­ет­ся, как пра­ви­ло, по­сле трех ча­сов по­по­лу­но­чи, и нас уже ждет празд­нич­ное пир­ше­ство, розго­ве­нье, – пер­вое вку­ше­ние освя­щен­ной ско­ром­ной пи­щи.

^ Пас­халь­ная Ве­чер­ня

Вре­мя со­вер­ше­ния и смысл бо­го­слу­же­ния

В этот же день Свет­ло­го Хри­сто­ва Вос­кре­се­ния (пер­вый день Пас­хи), в пять или шесть ча­сов ве­че­ра, со­вер­ша­ет­ся крат­кая, но тор­же­ствен­ная Пас­халь­ная Ве­чер­ня, по­свя­щен­ная вос­по­ми­на­нию чу­дес­но­го яв­ле­ния вос­крес­ше­го Гос­по­да сво­им уче­ни­кам (Иоанн 20:19-25). Со­брав­шись в сво­ем обыч­ном до­ме, плот­но за­тво­рив две­ри «стра­ха ра­ди иудейска» («из стра­ха пе­ред иуде­я­ми»), с на­деж­дой и смя­те­ни­ем об­ме­ни­ва­лись они рас­ска­за­ми о слу­чив­шем­ся в этот день: о пу­стом гро­бе и ле­жа­щих в нем по­гре­баль­ных пе­ле­нах, ви­ден­ных по­дру­га­ми несчаст­ной Ма­рии, о сло­вах ан­ге­ла, о встре­че неко­то­рых из них с вос­став­шим Учи­те­лем. И вдруг «при­шел Иисус, стал по­сре­ди, и го­во­рит им: «Мир вам!» (Иоанн 20:19). Но не бы­ло здесь, по про­мыс­лу Бо­жию, апо­сто­ла Фо­мы, и пред­сто­я­ло ему тер­зать­ся со­мне­ни­я­ми це­лую неде­лю.

Оста­но­вим­ся по­дроб­нее на этом бо­го­слу­же­нии. Мы уже до­га­да­лись, что свое ро­до­вое на­зва­ние, Ве­чер­ня, оно по­лу­чи­ло от вре­ме­ни со­вер­ше­ния. Ве­чер­ня – это од­но из бо­го­слу­же­ний су­точ­но­го цик­ла, на­ря­ду с Утре­нейПо­лу­нощ­ни­цей и др. Хро­но­ло­ги­че­ская и смыс­ло­вая со­от­не­сен­ность этих бо­го­слу­же­ний с опре­де­лен­ным пе­ри­о­дом су­ток опре­де­ля­ет их дву­со­став­ный ха­рак­тер. Од­ни мо­лит­во­сло­вия име­ну­ют­ся неиз­ме­ня­е­мы­ми, по­то­му что ис­пол­ня­ют­ся во вре­мя каж­дой служ­бы и ва­рьи­ру­ют те­му сво­е­го от­рез­ка вре­ме­ни (ве­че­ра, пол­но­чи, утра и др.), дру­гие же ме­ня­ют­ся в за­ви­си­мо­сти от дня неде­ли и чис­ла ме­ся­ца и про­слав­ля­ют свя­то­го дня или празд­ну­е­мое со­бы­тие.
Все бо­го­слу­же­ния пас­халь­но­го пе­ри­о­да (от Пас­хи до Воз­не­се­ния) от­ли­ча­ют­ся преж­де все­го оби­ли­ем ра­дост­ных пес­но­пе­ний, про­слав­ля­ю­щих Вос­крес­ше­го Гос­по­да. Рас­смат­ри­ва­е­мая на­ми да­лее Ве­чер­ня в пер­вый день Пас­хи со­вер­ша­ет­ся один раз в го­ду и на­зы­ва­ет­ся по­это­му «пас­халь­ной». Она име­ет уни­каль­ный ха­рак­тер по сво­е­му со­дер­жа­нию.

Струк­ту­ра пас­халь­ной Ве­чер­ни фор­ми­ро­ва­лась на про­тя­же­нии пер­во­го ты­ся­че­ле­тия хри­сти­ан­ской эры, а ком­мен­та­рии ее чи­но­последо­ва­ния («сце­на­рия») ста­ли по­яв­лять­ся еще позд­нее. В них мы на­хо­дим «сим­во­ли­че­ское» объ­яс­не­ние вхо­дя­щих в ее со­став пес­но­пе­ний и об­ря­до­вых дей­ствий, при­чем, с раз­лич­ны­ми ва­ри­ан­та­ми. Не пы­та­ясь от­дать пред­по­чте­ние ка­ко­му-ли­бо од­но­му тол­ко­ва­нию, по­ста­ра­ем­ся в первую оче­редь по­нять глав­ное со­дер­жа­ние тек­стов Ве­чер­ни и смысл на­блю­да­е­мых на­ми во вре­мя бо­го­слу­же­ния тор­же­ствен­ных це­ре­мо­ни­аль­ных ше­ствий.

Струк­ту­ра и со­вер­ше­ние Пас­халь­ной Ве­чер­ни

Ве­чер­ня на­чи­на­ет­ся воз­гла­сом ар­хи­ерея или свя­щен­ни­ка «Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда: ныне, непре­стан­но и во ве­ки ве­ков!» Это на­ше об­ра­ще­ние к Бо­гу и од­новре­мен­но при­зыв ко всем мо­ля­щим­ся. «Бла­го­сло­вить Бо­га» – зна­чит воз­не­сти к Нему «бла­гое сло­во», бла­го­да­рить Его через на­ше сла­во­сло­вие, со­пря­жен­ное с ис­крен­ним рас­по­ло­же­ни­ем сер­дец. В от­вет на воз­глас хор по­ет «аминь». Этот во­шед­ший без пе­ре­во­да в хри­сти­ан­ское бо­го­слу­же­ние ев­рей­ский тер­мин озна­ча­ет «ис­тин­но», «да бу­дет»! Он вы­ра­жа­ет во­ле­изъ­яв­ле­ние лю­дей, на­ше со­гла­сие с про­зву­чав­шим при­зы­вом и про­из­но­сит­ся в кон­це воз­гла­сов и мо­литв. (В скоб­ках за­ме­тим, что в древ­но­сти его про­из­но­си­ли хо­ром все мо­ля­щи­е­ся в хра­ме.)

По­сле это­го на­чи­на­ют­ся соб­ствен­но пас­халь­ные пес­но­пе­ния, в первую оче­редь – пас­халь­ный тро­парь (тро­парь лю­бо­го празд­ни­ка – это крат­кое пес­но­пе­ние, с пре­дель­ным ла­ко­низ­мом фор­му­ли­ру­ю­щее сущ­ность празд­ну­е­мо­го со­бы­тия, сво­е­го ро­да «фор­му­ла»). В пас­халь­ные дни он зву­чит ча­сто и лег­ко за­по­ми­на­ет­ся.

Тро­парь три­жды по­ют в ал­та­ре свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­ли, на что хор от­ве­ча­ет так­же трое­крат­ным его пе­ни­ем. За­тем на­чи­на­ет­ся тор­же­ствен­ное «диа­ло­ги­че­ское пе­ние»: в ал­та­ре по­ют­ся че­ты­ре пас­халь­ных сти­ха. «Да вос­станет (вос­креснет) Бог и рас­се­ют­ся вра­ги Его!» «Как ис­че­за­ет дым, так пусть они ис­чез­нут!» «Так да по­гиб­нут греш­ни­ки от ли­ца Бо­жия, а пра­вед­ни­ки да воз­ве­се­лят­ся!» «Вот день, что со­тво­рил Гос­подь: воз­ли­ку­ем, воз­ве­се­лим­ся о нем!» На каж­дый из них хор от­ве­ча­ет пас­халь­ным тро­па­рем. По­сле чет­вер­то­го сти­ха свя­щен­но­слу­жи­те­ли по­ют первую по­ло­ви­ну ти­ра­ды с про­слав­ле­ни­ем Свя­той Тро­и­цы: «Сла­ва От­цу, и Сы­ну, и Свя­то­му Ду­ху», а хор от­ве­ча­ет пе­ни­ем тро­па­ря. Зву­чит вто­рая часть: «И ныне, и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь!» Хор вновь по­ет тро­парь. В кон­це зву­чит так­же диа­ло­ги­че­ское пе­ние тро­па­ря. Свя­щен­но­слу­жи­те­ли: «Хри­стос вос­кре­се из мерт­вых, смер­тию смерть по­прав». Хор за­вер­ша­ет: «И су­щим во гро­бех жи­вот да­ро­вав!»

Мир­ная ек­те­нья

По­сле об­ра­ще­ния к Бо­гу и вы­ра­же­ния на­шей пас­халь­ной ра­до­сти Цер­ковь воз­но­сит к Нему мо­лит­ву с пе­реч­нем кон­крет­ных просьб и хо­да­тайств. Это – ектения (с уда­ре­ни­ем на вто­ром сло­ге), или ек­те­нья (с уда­ре­ни­ем на по­след­нем), в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го «на­пря­жен­ное, при­леж­ное мо­ле­ние (прось­ба)», – осо­бая мо­лит­ва, раз­де­лен­ная на ряд крат­ких от­ры­воч­ных про­ше­ний, ко­то­рые со­про­вож­да­ют­ся пе­ни­ем еще бо­лее крат­ких мо­лит­вен­ных вос­кли­ца­ний: «Гос­по­ди, по­ми­луй!», «По­дай, Гос­по­ди!» и др. Так до­сти­га­ет­ся по­сто­ян­ное воз­буж­де­ние вни­ма­ния ве­ру­ю­щих. [В за­ви­си­мо­сти от це­ли и со­дер­жа­ния, су­ще­ству­ет несколь­ко ви­дов ек­те­ньи: Ве­ли­кая (Мир­ная) ек­те­ньяМа­лая ектенья, Су­гу­бая (т. е. уси­лен­ная) ек­те­ньяЗа­упо­кой­ная ек­те­нья, и др.]

«Ми­ром Гос­по­ду по­мо­лим­ся!» – слы­шим мы пер­вые сло­ва ек­те­ньи. Мо­лить­ся «ми­ром» – зна­чит мо­лить­ся не толь­ко «всем вме­сте», но и «в ми­ре (в со­гла­сии)» со сво­ей соб­ствен­ной со­ве­стью и дру­ги­ми людь­ми, без «ди­пло­ма­тич­ной» фаль­ши и при­твор­ства. От­сю­да и на­зва­ние «Мир­ная»; вто­рое на­зва­ние, «Ве­ли­кая», свя­за­но с боль­шим ко­ли­че­ством про­ше­ний, чем в дру­гих ек­те­ньях. Мы зна­ем, как труд­но до­стиг­нуть и удер­жать этот хруп­кий мир, по­это­му пер­вые же про­ше­ния к Бо­гу – «О нис­по­сла­нии ми­ра Свы­ше и спа­се­нии душ на­ших…», «о ми­ре все­го ми­ра, непо­ко­ле­би­мом сто­я­нии свя­тых Бо­жи­их Церк­вей и со­еди­не­нии всех…» Об­ра­тим вни­ма­ние на то, что мо­лит­ва о Церк­ви – это мо­лит­ва о всех нас, по­то­му что са­мо сло­во «Цер­ковь» (по гре­че­ски – Эк­кле­сиа) озна­ча­ет «Со­бра­ние». Цер­ковь для хри­сти­ан – не «ре­ли­ги­оз­но-куль­тур­ный ин­сти­тут», а фор­ма пре­бы­ва­ния на зем­ле Цар­ства Бо­жия, ко­то­рое ре­аль­но при­нес на зем­лю во­пло­тив­ший­ся Сын Бо­жий. Да­лее сле­ду­ют мо­ле­ния о хра­ме, в ко­то­ром мы пре­бы­ва­ем, и о цер­ков­ных Вла­стях. Как ис­тин­ные пат­ри­о­ты сво­ей От­чиз­ны, хри­сти­ане мо­лят­ся о сво­ей Бо­го­хра­ни­мой стране, граж­дан­ских Вла­стях и доб­лест­ном во­ин­стве. Мы так­же мо­лим­ся «о бла­го­рас­тво­ре­нии воздухов (о хо­ро­шей по­го­де)», об изоби­лии пло­дов зем­ных и мир­ных вре­ме­нах; о пла­ва­ю­щих, пу­те­ше­ству­ю­щих, страж­ду­щих; об осво­бож­де­нии плен­ни­ков и во­об­ще об из­бав­ле­нии от скор­бей и нужд – для осу­ществ­ле­ния на­ших пла­нов и даль­ней­ше­го про­цве­та­ния Оте­че­ства. На каж­дое про­ше­ние хор от­ве­ча­ет: «По­дай, Гос­по­ди!» (В древ­но­сти это де­лал сам на­род, ре­аль­ный со­участ­ник бо­го­слу­же­ния, а не его на­блю­да­тель!) В за­клю­че­ние мы при­со­еди­ня­ем­ся к сла­во­сло­вию Небес­ной Церк­ви и вве­ря­ем Бо­гу на­шу жизнь: «Пре­свя­тую, Пре­чи­стую, Пре­бла­го­сло­вен­ную, Слав­ную Вла­ды­чи­цу на­шу Бо­го­ро­ди­цу и Прис­но­де­ву (Веч­ную Де­ву) Ма­рию со все­ми свя­ты­ми при­зы­вая, са­ми се­бя и друг дру­га и всю жизнь на­шу Хри­сту Бо­гу пре­да­дим!» «Те­бе, Гос­по­ди!» – зву­чит от­вет.

Сти­хи­ры на «Гос­по­ди воз­звах»

По­сле Мир­ной ек­те­ньи хор по­ет «сти­хи» 140-го псал­ма, на­чи­на­ю­ще­го­ся сло­ва­ми «Гос­по­ди, воз­звах к Те­бе, услы­ши мя… (Гос­по­ди, к Те­бе взы­ваю, по­спе­ши ко мне…»). (Гре­че­ское сло­во стихос озна­ча­ет «стро­ка», «еди­ни­ца тек­ста».) Эти пса­лом­ские сти­хи от­но­сят­ся к чис­лу неиз­ме­ня­е­мых эле­мен­тов Ве­чер­ни и об­раз­но жи­во­пи­су­ют, как устрем­ля­ют­ся к Бо­гу на­ши ве­чер­ние мо­лит­вы. «Да на­пра­вит­ся мо­лит­ва моя, как фими­ам, пред ли­цо Твое, а воз­де­я­ние рук мо­их – как жерт­ва ве­чер­няя» (стих 2-й). К сти­хам при­со­еди­ня­ют­ся из­ме­ня­е­мые, в на­шем слу­чае пас­халь­ные, про­из­ве­де­ния, име­ну­е­мые сти­хи­ра­ми. (Стихира, бук­валь­но «мно­го­сти­шие» – это пес­но­пе­ние, на­пи­сан­ное сти­хо­твор­ным раз­ме­ром или при­со­еди­ня­е­мое к сти­хам псал­мов, от­ку­да и про­ис­хо­дит на­зва­ние).

«При­ди­те, по­кло­ним­ся Бо­гу Сло­ву, преж­де ве­ков ро­див­ше­му­ся от От­ца и во­пло­тив­ше­му­ся от Де­вы Ма­рии, ибо Он, доб­ро­воль­но пре­тер­пев Крест, пре­дал Се­бя по­гре­бе­нию, как Сам вос­хо­тел, и, вос­став из мерт­вых, спас ме­ня – за­блуж­да­ю­ще­го­ся че­ло­ве­ка». Этот при­зыв пер­вой сти­хи­ры про­дол­жа­ют по­сле­ду­ю­щие: «Вме­сте с ар­хан­ге­ла­ми мы про­сла­вим вос­кре­се­ние Хри­ста», вме­сте с же­на­ми ми­ро­но­си­ца­ми осмот­рим пу­стой гроб, где ле­жал Гос­подь. По­след­няя сти­хи­ра этой груп­пы – бо­городи­чен-дог­ма­тик, пес­но­пе­ние, со­дер­жа­щее дог­ма­ти­че­ское (обя­за­тель­ное для пра­во­слав­ных хри­сти­ан) уче­ние о веч­ном дев­стве Ма­рии. Здесь же мы на­хо­дим яр­кий при­мер ти­по­ло­ги­че­ско­го тол­ко­ва­ния Свя­щен­но­го Пи­са­ния: об­ра­ща­ясь к ис­то­рии при­зва­ния Мо­и­сея (Кни­га Ис­ход, 3 гл.), ав­тор тек­ста по­ка­зы­ва­ет, как вет­хо­за­вет­ные со­бы­тия бы­ли про­то­ти­па­ми со­бы­тий но­во­за­вет­ных, как ис­то­рия ожи­да­ния Спа­си­те­ля сме­ни­лась ис­то­ри­ей Его спа­си­тель­но­го при­ше­ствия и как огра­ни­чен­ный Мо­и­се­ев за­кон сме­нил­ся уни­вер­саль­ной Хри­сто­вой бла­го­да­тью. «Ис­чез­ла тень за­ко­на, ко­гда яви­лась бла­го­дать: как объ­ятый пла­ме­нем тер­но­вый куст не сго­рал, так и Де­ва (Ма­рия) ро­ди­ла и Де­вой оста­лась; вме­сто ог­нен­но­го стол­па вос­си­я­ло Солн­це прав­ды, вме­сто Мо­и­сея при­шел Хри­стос, Спа­си­тель душ на­ших».
На­сту­па­ет вре­мя тор­же­ствен­но­го Вхо­да с Еван­ге­ли­ем: ле­жа­щее на пре­сто­ле Сло­во Бо­жие вы­но­сит­ся из ал­та­ря в храм к мо­ля­щим­ся, что сим­во­ли­зи­ру­ет при­ше­ствие в мир во­пло­тив­ше­го­ся и во­че­ло­ве­чив­ше­го­ся Сло­ва Бо­жия – Иису­са Хри­ста. [В ка­че­стве ис­то­ри­че­ско­го ком­мен­та­рия к это­му цент­раль­но­му для Ве­чер­ни ме­сту за­ме­тим, что са­мо дей­ство Вхо­да свя­за­но с бо­го­слу­жеб­ной це­ре­мо­ни­ей, су­ще­ство­вав­шей уже в IV сто­ле­тии в Хра­ме Гро­ба Гос­под­ня в Иеру­са­ли­ме. Ко­гда Ве­чер­ню со­вер­ша­ет свя­щен­ник, он вы­хо­дит се­вер­ны­ми дверь­ми из ал­та­ря, ста­но­вит­ся пе­ред Цар­ски­ми вра­та­ми, а за­тем, по­сле при­зы­ва дья­ко­на ко вни­ма­нию: «Пре­муд­рость, прости!» – «[Здесь] муд­рость, стой­те пря­мо!», – бла­го­сло­вив мо­ля­щих­ся, на­прав­ля­ет­ся в ал­тарь. Во вре­мя вхо­да пе­ред свя­щен­ни­ком несут го­ря­щую све­чу – в па­мять о ве­чер­нем воз­жи­га­нии све­тиль­ни­ка еще в вет­хо­за­вет­ном бо­го­слу­же­нии; от­сю­да и гре­че­ское на­зва­ние Ве­чер­ни – Лих­никон, Све­тиль­нич­ная служ­ба.] Те­ма све­та зву­чит и в ис­пол­ня­е­мой сра­зу по­сле Вхо­да «ве­чер­ней песне» – од­ном из древ­ней­ших хри­сти­ан­ских гим­нов, ве­ро­ят­но, II сто­ле­тия; тра­ди­ция при­пи­сы­ва­ет его св. Афи­но­ге­ну Му­че­ни­ку.

Этот гимн име­ну­ет­ся по-сла­вян­ски «Свете ти­хий» – по пер­вым сло­вам тек­ста – и от­но­сит­ся к чис­лу по­сто­ян­ных эле­мен­тов Ве­чер­ни. «О Иисус Хри­стос, Ти­хий Свет свя­той сла­вы Тво­е­го Бес­смерт­но­го Небес­но­го От­ца, Свя­то­го и Бла­жен­но­го. Мы, до­стиг­нув за­ка­та солн­ца, ви­дя ве­чер­ний свет, вос­пе­ва­ем От­ца, Сы­на и Свя­то­го Ду­ха – Бо­га. До­сто­ин Ты, чтобы вос­пе­ва­ли Те­бя во все вре­ме­на бла­го­го­вей­ны­ми го­ло­са­ми, Сын Бо­жий, по­да­ю­щий жизнь; и по­то­му Те­бя сла­вит мир.»

По­сле это­го, в ка­че­стве «пре­ди­сло­вия» к чте­нию Свя­то­го Еван­ге­лия, в хра­ме тор­же­ствен­но воз­гла­ша­ет­ся Ве­ли­кий про­ки­мен. [Прокимен, от греч. прокейм­энос, бук­валь­но «ле­жа­щий впе­ре­ди», – это опре­де­лен­ный по смыс­лу и на­зна­че­нию «пса­лом­ский стих», ис­пол­ня­е­мый с дру­ги­ми сти­ха­ми то­го же псал­ма пе­ред бо­го­слу­жеб­ным чте­ни­ем Апо­сто­ла, Еван­ге­лия или от­рыв­ка из Вет­хо­го За­ве­та и слу­жа­щий свое­об­раз­ным к нему «пре­ди­сло­ви­ем». Про­ки­мен ука­зы­ва­ет ли­бо на со­дер­жа­ние сле­ду­ю­ще­го за ним чте­ния, ли­бо обо­зна­ча­ет те­му бо­го­слу­же­ния в це­лом.] Сти­хи для это­го пас­халь­но­го, а по­то­му «ве­ли­ко­го», про­ким­на бе­рут­ся из 76-го псал­ма, в ко­то­ром вет­хо­за­вет­ный по­эт утвер­жда­ет неимо­вер­ное пре­вос­ход­ство Ис­тин­но­го Бо­га пе­ред мно­го­чис­лен­ны­ми язы­че­ски­ми бо­га­ми, ко­то­ры­ми хва­ли­лись окру­жав­шие Из­ра­иль ве­ли­кие им­пе­рии – Ва­ви­ло­ния, Ас­си­рия, Еги­пет.

«Кто есть бог, что ве­лик, как Бог [наш];
Ты Бог, что тво­рит чу­де­са (ст. 14-15).
Ты си­лу Твою меж на­ро­дов явил (ст.15).
И ска­зал я: «Вот боль моя: дес­ни­ца Выш­не­го из­ме­не­на!»
Вос­пом­ню о Гос­под­них де­лах,
о древ­них вос­пом­ню чу­де­сах» (ст. 11-12)
(пер. С. Аве­рин­це­ва).

По­сле про­ким­на дья­кон гром­ко при­зы­ва­ет нас мо­лить Бо­га – да удо­сто­им­ся услы­шать чте­ние Свя­то­го Еван­ге­лия. Мы слу­ша­ем от­ры­вок из Еван­ге­лия от Иоан­на, ко­то­рый по­вест­ву­ет о про­ис­шед­шем с апо­сто­ла­ми ве­че­ром в день Вос­кре­се­ния (пер­вый день неде­ли ев­рей­ско­го и на­ше­го цер­ков­но­го ка­лен­да­ря) и за­да­ет те­му Пас­халь­ной Ве­черне.

Еван­гель­ское чте­ние на Ве­черне

«В тот же пер­вый день неде­ли, ве­че­ром, ко­гда две­ри до­ма, где со­бра­лись уче­ни­ки Его, бы­ли за­пер­ты из стра­ха пе­ред иуде­я­ми, – при­шел Иисус, стал по­сре­ди, и го­во­рит им: «Мир вам!» Ска­зав это, он по­ка­зал им Свои ру­ки, но­ги и реб­ра. Уче­ни­ки об­ра­до­ва­лись, уви­дев Гос­по­да. Иисус же ска­зал им вто­рич­но: «Мир вам! Как по­слал Ме­ня Отец, так и Я по­сы­лаю вас». Ска­зав это, ду­нул и го­во­рит им: «При­ми­те Ду­ха Свя­то­го. Ко­му про­сти­те гре­хи, то­му про­стят­ся; на ком оста­ви­те, на том оста­нут­ся».

Один из две­на­дца­ти, Фо­ма, на­зы­ва­е­мый Близ­нец, не был с ни­ми, ко­гда при­хо­дил Иисус. Дру­гие уче­ни­ки го­во­ри­ли ему: «Мы ви­де­ли Гос­по­да». Но он от­ве­тил: «Ес­ли не уви­жу на ру­ках Его сле­ды от гвоз­дей и не вло­жу па­лец мой в ра­ны от гвоз­дей и не вло­жу ру­ку мою в реб­ра Его, ни­как не по­ве­рю»(Иоанн 20:19-25).

«Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, сла­ва Те­бе», – бла­го­да­рим мы вме­сте с хо­ром за слы­ша­ние Свя­то­го Еван­ге­лия.
По­сле чте­ния Еван­ге­лия сле­ду­ют две ек­те­ньи – Су­гу­бая, т. е. уси­лен­ная, на­чи­на­ю­ща­я­ся сло­ва­ми «Рцем вси…» (Воз­зо­вем все от всей ду­ши и от все­го по­мыш­ле­ния…), и Про­си­тель­ная: «Воз­не­сем (слав. ис­пол­ним) ве­чер­нюю мо­лит­ву на­шу ко Гос­по­ду…» Еще и еще раз мы про­сим у Бо­га за­ступ­ни­че­ства и по­мо­щи в на­шим доб­рых де­лах и на­чи­на­ни­ях.

Меж­ду эти­ми ек­те­нья­ми зву­чит еще од­но по­сто­ян­ное пес­но­пе­ние Ве­чер­ни, смысл ко­то­ро­го в рус­ском пе­ре­во­де хо­ро­шо по­ня­тен. «Спо­до­би, Гос­по­ди, в этот ве­чер от гре­ха убе­речь­ся нам. Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, Бо­же от­цов на­ших, пре­х­валь­но и про­слав­ле­но имя Твое во ве­ки. Аминь. Да бу­дет, Гос­по­ди, ми­лость Твоя на нас, ибо мы упо­ва­ем на Те­бя. Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, на­учи ме­ня за­по­ве­дям Тво­им. Бла­го­сло­вен Ты, Вла­ды­ка, вра­зу­ми ме­ня за­по­ве­дя­ми Тво­и­ми. Бла­го­сло­вен Ты, Свя­тый, про­све­ти ме­ня за­по­ве­дя­ми Тво­и­ми. Гос­по­ди, ми­лость Твоя веч­на. Со­зда­ний рук Тво­их не пре­зри. Те­бе по­до­ба­ет хва­ла, те­бе по­до­ба­ет пе­ние, Те­бе сла­ва по­до­ба­ет, От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху ныне и все­гда и во ве­ки ве­ков. Аминь.»

По­сле вто­рой (Про­си­тель­ной) ек­те­ньи зву­чит вос­крес­ная сти­хи­ра: «Вос­кре­се­ние Твое, Хри­стос Спа­си­тель, про­све­ти­ло всю Все­лен­ную, и Ты при­звал к Се­бе Свое со­зда­ние; Все­мо­гу­щий Гос­по­ди, сла­ва Те­бе!»

Пас­халь­ные сти­хи­ры

На­ша Пас­халь­ная Ве­чер­ня бли­зит­ся к за­вер­ше­нию, и тор­же­ствен­ным за­клю­чи­тель­ным ак­кор­дом зву­чат сти­хи­ры Пас­хи, ко­то­рые мы уже слы­ша­ли во вре­мя ноч­но­го бо­го­слу­же­ния. Они пе­ре­ме­жа­ют­ся пе­ни­ем пас­халь­но­го тро­па­ря. Каж­дая сти­хи­ра пред­ва­ря­ет­ся од­ним из уже зна­ко­мых нам Пас­халь­ных сти­хов:
Стих 1: «Да вос­креснет Бог и рас­се­ют­ся вра­ги Его!»

«Се­го­дня нам от­кры­лась Пас­ха Свя­щен­ная, Пас­ха но­во­свя­тая, Пас­ха та­ин­ствен­ная, Пас­ха все­чест­ная, Пас­ха – Хри­стос Из­ба­ви­тель, Пас­ха непо­роч­ная, Пас­ха ве­ли­кая, Пас­ха для ве­ру­ю­щих, Пас­ха, две­ри рай­ские нам от­кры­ва­ю­щая, Пас­ха, освя­ща­ю­щая всех вер­ных (ве­ру­ю­щих).»

Стих 2: «Как ис­че­за­ет дым, так да ис­чез­нут они!»

«Иди­те по­сле ви­де­ния, же­ны-бла­го­вест­ни­цы, и ска­жи­те Си­о­ну: «При­ми от нас ра­дост­ную и бла­гую весть о Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом. Ве­се­лись, ли­куй и ра­дуй­ся, Иеру­са­лим, уви­дев Ца­ря-Хри­ста, вы­хо­дя­щим из гро­ба, как Же­ни­ха.»

Стих 3: «Так да по­гиб­нут греш­ни­ки от ли­ца Бо­жия, а пра­вед­ни­ки да воз­ве­се­лят­ся»!

«Же­ны ми­ро­но­си­цы, ран­ним утром при­бе­жав­шие ко гро­бу По­да­те­ля жиз­ни, на­шли Ан­ге­ла, си­дя­ще­го на камне, и он об­ра­тил­ся к ним с та­ки­ми Сло­ва­ми: «Что вы ище­те Жи­во­го меж­ду мерт­вы­ми, что вы опла­ки­ва­е­те Нетлен­но­го, как бы пре­дав­ше­го­ся тле­нию. Воз­вра­тив­шись, воз­ве­сти­те уче­ни­кам Его».

Стих 4: «Вот день, ко­то­рый со­тво­рил Гос­подь: воз­ра­ду­ем­ся и воз­ве­се­лим­ся в этот день!»

«Пас­ха пре­крас­ная (кра­си­вая; слав. крас­ная), Пас­ха – Гос­под­ня Пас­ха, Пас­ха все­честная вос­си­я­ла нам! Пас­ха! Ра­дост­но друг дру­га об­ни­мем. О, Пас­ха! Из­бав­ле­ние от скор­би, ибо се­го­дня Хри­стос си­я­ю­щим вы­шел из гро­ба, как из брач­но­го чер­то­га, и жен [ми­ро­но­сиц] на­пол­нил ра­до­стью сло­ва­ми:Воз­ве­сти­те апо­сто­лам! «

«Сла­ва От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху, и ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь!»

«Вос­кре­се­ния день! Про­све­тим­ся тор­же­ством и друг дру­га об­ни­мем. Ска­жем и нена­ви­дя­щим нас:Бра­тья, про­стим всё ра­ди Вос­кре­се­ния и вос­клик­нем так: Хри­стос вос­кре­се из мерт­вых…»

По­сле каж­дой сти­хи­ры, кро­ме по­след­ней, три­жды по­ет­ся пас­халь­ный тро­парь «Хри­стос вос­кре­се».

За­клю­чи­тель­ное бла­го­сло­ве­ние

«Пре­муд­рость», – вос­кли­ца­ет дья­кон, на­по­ми­ная о ско­ром за­вер­ше­нии бо­го­слу­же­ния. – «Бла­го­сло­ви!» – зву­чит от­вет хо­ра.

«Хри­стос, вос­крес­ший из мерт­вых, Сво­ею смер­тью по­бе­див­ший смерть и на­хо­дя­щим­ся во гро­бах да­ро­вав­ший жизнь, Ис­тин­ный Бог наш, ра­ди мо­литв Пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри и всех свя­тых по­ми­лу­ет и спа­сет нас, как Бла­гой и Че­ло­ве­ко­лю­би­вый,» – зву­чат об­ра­щен­ные к нам сло­ва. [Это так на­зы­ва­е­мый от­пуст – крат­кое, за­вер­ша­ю­щее бо­го­слу­же­ние мо­лит­вен­ное бла­го­сло­ве­ние свя­щен­ни­ка или ар­хи­ерея, про­из­но­си­мое на со­лее, пе­ред цар­ски­ми вра­та­ми, ли­цом к на­ро­ду, по­сле ко­то­ро­го ве­ру­ю­щие по­ки­да­ют храм. Те­ма от­пу­ста, в за­ви­си­мо­сти от празд­ни­ка, ме­ня­ет­ся.]

Но для пас­халь­но­го бо­го­слу­же­ния это­го ма­ло, мы хо­тим еще и еще раз по­де­лить­ся друг с дру­гом пе­ре­пол­ня­ю­щей нас ра­до­стью. По­это­му воз­глав­ля­ю­щий бо­го­слу­же­ние пред­сто­я­тель, вы­со­ко под­ни­мая крест, три­жды об­ра­ща­ет­ся к нам со сло­ва­ми пас­халь­но­го при­вет­ствия: «Хри­стос вос­кре­се!» – «Во­ис­ти­ну вос­кре­се!» – от­ве­ча­ем мы. Хор три­жды по­ет пас­халь­ный тро­парь и его свое­об­раз­ное про­дол­же­ние, в ко­то­ром мы вы­ра­жа­ем уве­рен­ность в том, что веч­ная жизнь да­ро­ва­на Хри­стом не толь­ко «пре­бы­ва­ю­щим во гро­бах»: «И нам Он (Хри­стос) да­ро­вал жизнь веч­ную, по­кло­ня­ем­ся Его три­днев­но­му вос­кре­се­нию».

Так за­кан­чи­ва­ет­ся этот необык­но­вен­но длин­ный, но лег­кий и ра­дост­ный, един­ствен­ный в го­ду День.

^ Пас­халь­ные об­ря­ды и обы­чаи

Чтобы как мож­но на­гляд­ней вы­ра­зить смысл ве­ли­ко­го пас­халь­но­го тор­же­ства, Цер­ковь вве­ла в упо­треб­ле­ние и освя­ти­ла неко­то­рые обы­чаи, ко­то­ры­ми мы зри­мо «об­ря­жа­ем» и де­ла­ем до­ступ­ны­ми для всех на­ши мыс­ли и пе­ре­жи­ва­ния.

Преж­де все­го, Цер­ков­ный устав по­веле­ва­ет в пя­ти­де­ся­ти­днев­ный пе­ри­од (до Тро­и­цы, в этом го­ду 27 мая) мо­лить­ся стоя, – ведь зем­ные по­кло­ны, со­вер­ша­е­мые в иное вре­мя, сим­во­ли­зи­ру­ют недо­сто­ин­ство пад­ше­го че­ло­ве­ка. Но та­кое уни­жен­ное пе­ре­жи­ва­ние древ­не­го гре­хо­па­де­ния несов­ме­сти­мо с пас­халь­ным тор­же­ством по­бе­ды над его по­след­стви­я­ми, и по­то­му ко­ле­но­пре­кло­не­ния от­ме­ня­ют­ся.
В каж­дый из дней пас­халь­ной (Свет­лой) сед­ми­цы со­вер­ша­ют­ся те же бо­го­слу­же­ния, что и в пер­вый день празд­ни­ка Пас­хи, вклю­чая и тор­же­ствен­ный крест­ный ход, ко­то­рый пе­ре­но­сит­ся на ко­нец Ли­тур­гии. Цар­ские и бо­ко­вые вра­та в ал­та­ре не за­кры­ва­ют­ся круг­лые сут­ки, и толь­ко в эти дни ве­ру­ю­щие мо­гут со­зер­цать все про­ис­хо­дя­щее там во вре­мя служ­бы. Столь кра­си­вым сим­во­ли­че­ским же­стом Цер­ковь зри­мо на­по­ми­на­ет хри­сти­а­нам о Цар­ствии Небес­ном, от­верз­шем­ся для всех в Вос­кре­се­нии Гос­по­да.

Кро­ме то­го, в Свет­лую неде­лю ко­ло­ко­ла мо­гут освя­щать воз­дух сво­им ра­дост­ным зво­ном день и ночь (это за­ви­сит от усер­дия и здра­во­го смыс­ла зво­на­рей). Ко­ло­коль­ный звон – знак Бо­же­ствен­ной по­бе­ды над древни­ми вра­га­ми че­ло­ве­че­ства – дья­во­лом и смер­тью.

К чис­лу осо­бых пас­халь­ных об­ря­дов от­но­сит­ся бла­го­сло­ве­ние арт­оса, крас­ных яиц и неко­то­рых дру­гих ку­ша­ний.

Артос в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го язы­ка озна­ча­ет про­сто «хлеб». У нас так на­зы­ва­ет­ся вы­со­кий круг­лый хлеб, на­по­ми­на­ю­щий боль­шую просфо­ру. Он освя­ща­ет­ся в каж­дом хра­ме по окон­ча­нии ноч­ной пас­халь­ной Ли­тур­гии. В суб­бо­ту Свет­лой сед­ми­цы его раз­ре­за­ют на мел­кие ча­сти и раз­да­ют ве­ру­ю­щим в па­мять о пя­ти хле­бах, ко­то­ры­ми Гос­подь чу­дес­но на­сы­тил мно­же­ство на­ро­да. Ис­то­рия про­ис­хож­де­ния арт­оса вос­хо­дит к апо­сто­лам, при­вык­шим вку­шать тра­пе­зу вме­сте с Гос­по­дом и про­дол­жав­шим и по воз­не­се­нии остав­лять для Него часть хле­ба на сто­ле – на слу­чай неожи­дан­но­го яв­ле­ния. Тот же смысл име­ет и вы­пе­ка­е­мый ве­ру­ю­щи­ми ку­лич – «до­маш­ний арт­ос», дол­го укра­ша­ю­щий на­ши празд­нич­ные сто­лы. Сле­ду­ет пом­нить, что на Укра­ине ку­ли­чом на­зы­ва­ют ку­ша­нье, при­го­тов­лен­ное из тво­ро­га (на­ша «пас­ха»), а «пас­хой» – наш ку­лич.

Обы­чай да­рить яй­ца вос­хо­дит еще к до­хри­сти­ан­ским вре­ме­нам. На­ро­ды Азии пре­под­но­си­ли их в знак ува­же­ния в день но­во­го го­да, дня рож­де­ния и дру­гих важ­ных слу­ча­ях, же­лая при этом при­бав­ле­ния потом­ства (яй­цо для это­го – хо­ро­ший знак!), дол­го­ле­тия и умно­же­ния бо­гат­ства. Для нас же пас­халь­ное яй­цо – за­ме­ча­тель­ный сим­вол скры­той жиз­ни, по­бе­до­нос­но со­кру­ша­ю­щей мерт­вен­ную скор­лу­пу гро­ба. Об­ме­ни­ва­ясь яй­ца­ми при пас­халь­ном при­вет­ствии, мы зри­мо на­по­ми­на­ем друг дру­гу о глав­ном дог­ма­те на­шей ве­ры – Вос­кре­се­нии Бо­го­че­ло­ве­ка Иису­са Хри­ста. Крас­ный цвет ука­зы­ва­ет на жи­во­твор­ную кровь Агн­ца Бо­жия, за­ме­нив­ше­го со­бой еже­год­ную жерт­ву вет­хо­за­вет­ных агн­цев в Иеру­са­лим­ском хра­ме.

Пас­ха – празд­ник со­ро­ка­днев­ный

Все эти «фо­не­ти­че­ские» и ку­ли­нар­ные об­ря­ды за­кан­чи­ва­ют­ся для мно­гих с окон­ча­ни­ем Пас­халь­ной неде­ли или да­же на вто­рой день Пас­хи. При этом лю­ди с удив­ле­ни­ем вос­при­ни­ма­ют пас­халь­ное по­здрав­ле­ние и сму­щен­но уточ­ня­ют: «С про­шед­шей Пас­хой?» Это рас­про­стра­нен­ное в нецер­ков­ной сре­де за­блуж­де­ние.

Сле­ду­ет пом­нить, что Свет­лой сед­ми­цей не за­кан­чи­ва­ет­ся празд­но­ва­ние Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва. Че­ство­ва­ние это­го ве­ли­чай­ше­го для нас в ми­ро­вой ис­то­рии со­бы­тия про­дол­жа­ет­ся в те­че­ние со­ро­ка дней (в па­мять со­ро­ка­днев­но­го пре­бы­ва­ния на зем­ле Вос­крес­ше­го Гос­по­да) и за­вер­ша­ет­ся «От­да­ни­ем празд­ни­ка Пас­хи» – тор­же­ствен­ным пас­халь­ным бо­го­слу­же­ни­ем на­ка­нуне празд­ни­ка Воз­не­се­ния. Здесь – еще од­но ука­за­ние на пре­вос­ход­ство Пас­хи пе­ред дру­ги­ми хри­сти­ан­ски­ми тор­же­ства­ми, из ко­то­рых ни один не празд­ну­ет­ся Цер­ко­вью бо­лее че­тыр­на­дца­ти дней. «Пас­ха воз­вы­ша­ет­ся над дру­ги­ми празд­ни­ка­ми, как Солн­це над звез­да­ми», – на­по­ми­на­ет нам св. Гри­го­рий Бо­го­слов (Бе­се­да 19).

«Хри­стос вос­кре­се!» – «Во­ис­ти­ну вос­кре­се!» – при­вет­ству­ем мы друг дру­га в те­че­ние со­ро­ка дней.

 

Крат­кая биб­лио­гра­фия
Буйе, Лю­до­вик. О Биб­лии и Еван­ге­лии. Брюс­сель, 1965 («Пер­вая Ев­ха­ри­стия на по­след­ней Ве­че­ре», с. 221-232).
Ва­си­лий, еп. (Богда­шев­ский Д. И.). Тай­ная ве­че­ря Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста. Ки­ев, 1906.
Во­ро­нов Л., прот. Ка­лен­дар­ная про­бле­ма // Бо­го­слов­ские тру­ды. М., 1971. Сб. 7, с. 170-203.
Зан­дер В. Хри­стос – Но­вая Пас­ха. Объ­яс­не­ние служб Страст­ной сед­ми­цы и Пас­хи. Клин, 2001.
Зар­ниц­кий Я. Об огла­си­тель­ном Сло­ве св. Иоан­на Зла­то­уста на св. Пас­ху // Ду­хов­ный Вест­ник. 1896. № 12-13.
Иисус Хри­стос в до­ку­мен­тах ис­то­рии / Со­став­ле­ние, ста­тья и ком­мен­та­рии Б. Г. Де­ре­вен­ско­го. 3 изд. СПб., 2000.
Ильин В. Н. За­пе­ча­тан­ный гроб. Пас­ха нетле­ния: Объ­яс­не­ние служб Страст­ной сед­ми­цы и Пас­хи. Клин, 2001.
Кас­си­ан (Без­об­ра­зов), еп. Хри­стос и пер­вое хри­сти­ан­ское по­ко­ле­ние. М., 2001.
Мень А., прот. Сын Че­ло­ве­че­ский. М., 1991 (Часть III, гл. 15: «Пас­ха Но­во­го За­ве­та»).
Мень А., прот. Та­ин­ство, Сло­во и Об­раз. Бо­го­слу­же­ние Во­сточ­ной Церк­ви./ Пре­дисл. ар­хи­еп. Иоан­на (Ша­хов­ско­го). Брюс­сель, 1980 (и пе­ре­изд.)
Ор­лов Г. Объ­яс­не­ние пас­халь­но­го бо­го­слу­же­ния и пас­халь­ных обы­ча­ев. М., 1898.
Ру­бан Ю. И. Пас­ха (Свет­лое Хри­сто­во Вос­кре­се­ние). Л., 1991.
Ру­бан Ю. От Пас­хи до Тро­и­цы. (Эор­то­ло­ги­че­ские этю­ды) // Стра­ни­цы. Жур­нал Биб­лей­ско-Бо­го­слов­ско­го ин­сти­ту­та ап. Ан­дрея. М., 1996. № 2, с. 87-101; № 3, с. 74-89.
Ру­бан Ю. И. Пас­ха (Свет­лое Хри­сто­во Вос­кре­се­ние) // Рос­сий­ский гу­ма­ни­тар­ный эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь. М.; СПб.: СПбГУ, 2002. Т. II. С. 688-689.
Успен­ский Н. Д. Ана­фо­ра. (Опыт ис­то­ри­ко-ли­тур­ги­че­ско­го ана­ли­за) // БТр. Сб. №13. М., 1975 (с. 42-55; гла­ва со­дер­жит по­дроб­ное опи­са­ние и смыс­ло­вой ана­лиз по­след­ней Пас­хи Иису­са Хри­ста).

[1] Св. Иоанн Зла­то­уст. Бе­се­да на три­днев­ное Вос­кре­се­ние Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста // Тво­ре­ния. Т. VI, кн. 1. Пг., 1916. С. 61.
[2] Прот. Л. Во­ро­нов. Дог­ма­ти­че­ское бо­го­сло­вие. Клин, 2000. С. 46
[3] В Древ­ней Ру­си текст пас­халь­но­го тро­па­ря зву­чал несколь­ко ина­че: «Хри­сто­съ вос­кре­се из мерт­вых, смер­тию на смерть на­ступи, и гробь­ным жи­вот да­рова» (Три­одь Пост­ная и Цвет­ная, 2-я пол. XV в. – БАН, 13.5.3 / Яцим. 48, л. 124). Или так: «Хри­сто­съ вос­кре­се из мерт­вых, смер­тию на смерть на­ступи, и су­щим во гробе жи­вот да­рова» (Три­одь Цвет­ная, XVI в. – БАН, Ар­ханг. Д. 114, л. 174 об.). В пер­во­пе­чат­ной мос­ков­ской Три­о­ди 1591 г. текст тро­па­ря уже иден­ти­чен совре­мен­но­му. «Древ­ний пе­ре­вод в двух слу­ча­ях от­сту­па­ет от гре­че­ско­го ори­ги­на­ла (но­вый грам­ма­ти­че­ски пра­виль­нее), од­на­ко древ­ний пе­ре­вод луч­ше пе­ре­да­ет смыс­ло­вую сущ­ность и на­стро­е­ние это­го гим­на» (из неопуб­ли­ко­ван­ной лек­ции проф. Н. А. Ме­щер­ско­го о чине Утре­ни, чи­тан­ной в РНБ (ра­нее ГПБ), 11. IV.1977 г.).
[4] Ком­мен­та­рий к Ка­но­ну при­во­дим по изд.: Ильин В. Н. За­пе­ча­тан­ный гроб. Пас­ха нетле­ния. (объ­яс­не­ние служб Страст­ной сед­ми­цы и пас­хи). Клин, 2001. С.111-117.
[5] По­сле каж­до­го тро­па­ря Ка­но­на – пас­халь­ный тро­парь «Хри­стос вос­кре­се…», по­сле каж­дой пес­ни Ма­лая ек­те­нья и со­от­вет­ству­ю­щий воз­глас свя­щен­ни­ка.
[6] Ка­мень в пу­стыне, из ко­то­ро­го Мо­и­сей уда­ром из­влек во­ду (Исх 17:6), — про­об­раз жи­во­тво­ря­щих ре­бер Хри­сто­вых, ис­то­чив­ших кровь и во­ду для Кре­ще­ния и При­ча­ще­ния.
[7] То, что пре­ис­под­няя на­пол­ни­лась све­том, — это и озна­ча­ет суд над вра­га­ми Хри­ста. Они долж­ны бе­жать, но неку­да им бе­жать, ибо всю­ду Хри­стос (вспом­ним сти­хи да вос­креснет Бог… в на­ча­ле Утре­ни).
[8] Чет­вер­тая песнь всех ка­но­нов на­по­ми­на­ет о слу­же­нии сто­яв­ше­го на стра­же на башне свя­то­го про­ро­ка Ав­ва­ку­ма, про­ви­дев­ше­го необы­чай­ное и ужа­сав­ше­го­ся си­лой Гос­по­да. Этим чу­дом си­лы и все­мо­гу­ще­ства Бо­жия, про­ви­ден­ным Ав­ва­ку­мом, и бы­ло Вос­кре­се­ние Хри­сто­во.
[9] В кни­ге Ис­ход да­ны два про­об­ра­за Иису­са Хри­ста: пас­халь­ный аг­нец в па­мять из­бав­ле­ния от еги­пет­ско­го раб­ства (Исх 12: 5-11) и по­свя­ще­ние каж­до­го пер­вен­ца, раз­вер­за­ю­ще­го ма­те­рин­скую утро­бу (то есть рож­да­е­мо­го в пер­вый раз), меж­ду сы­на­ми Из­ра­иле­вы­ми, от че­ло­ве­ка до ско­та (Исх 13:1-2). Этих пер­вен­цев по За­ко­ну на­до бы­ло вы­ку­пать осо­бой жерт­вой. Про­об­раз ясен: Гос­подь Иисус Хри­стос был та­ким Пер­вен­цем, раз­вер­за­ю­щим дев­ствен­ную, неро­жав­шую утро­бу и по­свя­щен­ным Бо­гу, во­лю Ко­то­ро­го Он тво­рил до кон­ца. И жерт­вой, при­не­сен­ной за Него, был Он Сам, при­не­ся Се­бя за грех все­го ми­ра. Вот смысл 1-го тро­па­ря 4-й пес­ни.
[10] Здесь рас­кры­ва­ет­ся ра­дост­ное ис­пол­не­ние прит­чи о де­ся­ти де­вах (Мф 25:1-13).
[11] В пер­вом тек­сте утвер­жда­ет­ся мысль, что Гос­подь по­беж­да­ет за­ко­ны при­ро­ды не на­си­ли­ем («лом­кой»), а пе­ре­хо­дом в су­ще­ствен­но иной план бы­тия, на­хо­дя­щий­ся вне сфе­ры за­ко­нов тлен­ной при­ро­ды, вне пе­ри­фе­рии ми­ра. Как очень хо­ро­шо вы­ра­жа­лись сред­не­ве­ко­вые схо­ла­сты, «Gratia naturam non tollit, sed perficit — не уни­что­жа­ет при­ро­ду, но до­во­дит ее до со­вер­шен­ства». Чу­до не про­ти­во­есте­ствен­но, а сверхъ­есте­ствен­но. Хри­стос ро­дил­ся, Хри­стос вос­крес — утро­ба оста­лась дев­ствен­ной, а ка­мень за­пе­ча­тан­ным: За­пе­ча­та­ну гро­бу, жи­вот от гро­ба воз­си­ял ecu Хри­сте Бо­же, и две­рем за­клю­чен­ным, уче­ни­ком пред­стал ecu (Суб­бо­та Свет­лой сед­ми­цы. Тро­парь, глас 7-й). Это не на­ру­ше­ние, а пре­вос­хождение (perfectio). Та­ко­ва ис­тин­ная по­бе­да. По­бе­ди­тель же, на­си­лу­ю­щий по­беж­да­е­мо­го, не по­бе­ди­тель, а по­беж­ден­ный.
[12] Эта песнь от­ли­ча­ет­ся че­кан­ны­ми бо­го­слов­ски­ми фор­му­ли­ров­ка­ми, свой­ствен­ны­ми ге­нию свя­то­го Иоан­на Да­мас­ки­на, сов­ме­ща­ю­ще­го по­э­ти­че­ский по­лет мыс­ли с без­уко­риз­нен­ной стро­го­стью и точ­но­стью вы­ра­же­ния. Осо­бен­но за­ме­ча­те­лен здесь ир­мос с его ос­нов­ною мыс­лью: стра­да­ние Хри­ста — об­ле­че­ние при­ня­то­го Им че­ло­ве­че­ско­го есте­ства в бла­го­ле­пие (фило­каличес­кий кено­зис)
[13] 2-й тро­парь да­ет дог­ма­ти­че­скую фор­му­ли­ров­ку Пас­хи как на­ча­ла жиз­ни бу­ду­ще­го ве­ка. Этим непо­сред­ствен­но свя­зы­ва­ют­ся 6-й и 12-й чле­ны Сим­во­ла Ве­ры (и вос­крес­ше­го в тре­тий день по пи­са­ни­ем… и жиз­ни бу­ду­ще­го ве­ка).
[14] Т. е. весь че­ло­ве­че­ский род. Ев­рей­ское сло­во «адам» пе­ре­во­дит­ся про­сто как «че­ло­век» (лю­бой че­ло­век), в со­би­ра­тель­ном смыс­ле озна­ча­ет всё че­ло­ве­че­ство; в ка­че­стве лич­но­го име­ни от­но­сит­ся к Пер­во­че­ло­ве­ку (Ада­му). Со­сто­я­ние «тле­ния» – со­сто­я­ние ду­хов­ной и физи­че­ской де­гра­да­ции, невоз­мож­но­сти осу­ще­ствить в се­бе по­до­бие Бо­жие и ре­а­ли­зо­вать свое ис­тин­ное пред­на­зна­че­ние (см. вы­ше раз­дел «Как мы бы­ли спа­се­ны?»). Здесь на­ше­му бо­го­слов­ско­му тер­ми­ну «тле­ние» со­от­вет­ству­ют гре­че­ское фтора и не нуж­да­ю­ще­е­ся в ком­мен­та­ри­ях ла­тин­ское corruptio! Увы, на ин­ди­ви­ду­аль­ном уровне этой бо­лез­нью стра­да­ют мно­гие.
[15] Ис 14:9. Здесь воль­ный па­ра­фраз биб­лей­ско­го тек­ста. Бук­валь­ный смысл это­го сти­ха иной (см. рус­ский пе­ре­вод). В це­лом же прит­ча Ис­айи (см. в рас­ши­рен­ном кон­тек­сте, 14:3-21) – са­ти­ра на па­де­ние над­мен­но­го ме­со­по­там­ско­го ца­ря. От­цы Церк­ви ви­де­ли в ней сим­во­ли­че­ское изо­бра­же­ние па­де­ния Ден­ни­цы-Лю­ци­фе­ра.
[16] Двой­ная ци­та­та: Осия 13:14 = 1 Кор 15:55.
[17] От­пуст (греч. апо­лю­сис, лат. finis sacri officii) – это крат­кое, за­вер­ша­ю­щее бо­го­слу­же­ние мо­лит­вен­ное бла­го­сло­ве­ние свя­щен­ни­ка, про­из­но­си­мое на со­лее, ли­цом к на­ро­ду.
[18] Вос­кре­се­ние Гос­подне. Неде­ля Ан­ти­пас­хи. Пре­по­ло­ве­ние Пя­ти­де­сят­ни­цы // Хри­сти­ан­ское чте­ние. СПб., 1839. Ч. 2. С. 125.
[19] Зан­дер В. Хри­стос – Но­вая Пас­ха. Клин, 2001. С. 53.
[20] Греч. харин анти хари­тос, букв. «бла­го­дать вме­сто бла­го­да­ти». Име­ет­ся в ви­ду бла­го­дать (ми­лость), да­ро­ван­ная в Вет­хом За­ве­те через при­ня­тие и ис­пол­не­ние Мо­и­се­е­ва За­ко­на. Этот За­кон (То­ра) не был спа­си­тель­ным (Галл 3:11), но лишь вре­мен­ным и под­го­то­ви­тель­ным, и был упразд­нен по­сле да­ро­ва­ния нам Хри­стом спа­си­тель­ной бла­го­да­ти.
[21] Зан­дер В. Хри­стос – Но­вая Пас­ха. Клин, 2001. С. 54.

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter
Обсудить новость и добавить комментарий