Вторник, 27 июня 2017 года

Вороненков и Максакова рассказали о своем переезде из «злой» Москвы: «Россия потеряет многих известных людей»

Вороненков и Максакова рассказали о своем переезде из «злой» Москвы: «Россия потеряет многих известных людей»
Реклама

Денис Вороненков и его жена Мария Максакова впервые после переезда на Украину дали интервью российскому СМИ. В разговоре с «МК» Вороненков и Максакова описали свою нынешнюю жизнь в Киеве и рассказали, каким им видится собственное будущее. По словам Марии Максаковой, она, как и ее супруг, возвращаться в Россию в обозримое время не собирается. Мария заявила, что в Госдуме она была «оппозицией внутри «Единой России» и прокомментировала увольнение из Гнесинки.

Бывший депутат Госдумы Денис Вороненков в интервью МК заявил, что ему нравится на Украине и он всегда при первой возможности старался держаться подальше от Москвы.

Корреспондент издания задал экс-депутату вопрос о том, как его и супругу приняли на Украине.

«Прекрасно приняли. Мы очень довольны. Очень добрые, хорошие, душевные люди. Никаких проблем не видим, и, главное, никакой разницы… Я всегда говорил, что Москва — город злой, и мы всегда старались с Марией [Максаковой] хоть ненадолго куда-то улететь при любой возможности. К сожалению, так оно устроено. А Киев — город добрый. Поэтому нам здесь очень нравится», — ответил Вороненков.

Вороненков подтвердил, что действительно выступает против присоединения Крыма к России, как и говорил украинским журналистам. Он также заявил, что на сентябрьские выборы шел именно для того, чтобы донести эту свою позицию.

«Я для этого и шел на выборы как депутат-одномандатник, ни в каких списках, партиях. И шел именно для того, чтобы ТАК говорить. К сожалению, система не дала такой возможности, — заявил экс-депутат радио «Коммерсант FM».

Правда, раньше в своем микроблоге Twitter Вороненков почему-то писал совершенно другое.

Политик также заявил, что в России пережил незаконное уголовное преследование. Он рассказал, что понимает: уехав и заговорив в Киеве супруги полностью отрезали себе пути возвращения в Россию.

 "Да, безусловно. Конечно, это сознательный выбор. А иначе не было бы никакого смысла. В России я приложил все усилия для того, чтобы попытаться найти понимание того, что незаконно. Эту точку зрения разделяли и высокопоставленные чиновники (в разговорах со мной), что происходящее в отношение меня (уголовное преследование) незаконно, несправедливо. Но никому нет до этого дела, понимаете? Я в одиночку не в состоянии был бороться с той группой людей, которая от имени государства узурпировала власть и принимала решения – карать или помиловать. Поэтому я принял для себя это решение – в такой стране я жить не хочу. Пусть этот «Титаник» плывет сам по себе".

Об увольнении из театра Мария Максакова рассказала следующее:

"Все реагируют по-разному – в меру своей человеческой сути, наверное. Люди, с которыми я дружила и продолжаю дружить, с пониманием относятся к тому, что я делаю естественный выбор в пользу семьи. В первую очередь! Во-вторых, это во многом не противоречит моим взглядам. Во время своего пребывания в политике я вела себя достаточно вольно, могу себя назвать оппозицией внутри самой «Единой России» – по отношению к гегемону, к основной линии. Я разделяю все те слова и опасения, которые высказывает Денис по поводу того, что происходит".

"Это – вопиющая история. Одно дело, если бы это была реакция театров, в которых я работаю. Но надо отдать должное моим руководителям, людям, с которыми я работаю в Мариинском театре, в первую очередь, и в Геликон-опере, где я приглашенная солистка – там никто не сказал про меня плохого слова. Наоборот, выразили уверенность, что все эти обстоятельства носят временный характер и мы продолжим сотрудничество. А Дмитрий Бертман уже заявил, что работает с артистами, исходя из их профессиональных качеств, а не политических… Мое ему уважение и низкий поклон…

Но больнее всего вся эта ситуация ударила по моим бедным студентам. С моей стороны преподавание в Гнесинке было благотворительностью, ничтожные зарплаты, я там работала на полставки, хотя ко мне был большой поток желающих, поэтому со многими я занималась вообще вне класса.

Мой муж с ужасом ждал каждого понедельника и четверга, потому что по 20 человек приходили, с которыми я занималась, вкладывала в это душу. Делала это, честно скажу, больше из христианских соображений, поскольку не хотела быть древом, не приносящим плода. И была большая отдача.

Мои студенты делали огромные успехи, выигрывали международные конкурсы, выступали на престижных сценах. В нашем классе шла хорошая жизнь, без стрессов, паники. Старалась найти и развить в людях лучшее, а не чморить и гнобить, с чего обычно начинают свое «преподавание» несостоятельные педагоги, пытаясь самоутвердиться. Слава Богу, я этим никогда не занималась, потому что мне это не нужно.

Мой класс меня очень любил и это были взаимные чувства. Эти несчастные люди теперь мне звонят и пишут в шоке от того, что с ними сделали. Их просто разорвали в течение одного дня! Распределили по другим педагогам, к которым, при всем уважении, они не привыкли и не хотят с ними совершенно заниматься. Их можно понять.

Делает все это и.о. ректора, которая ждет сейчас своего переназначения. И вот эта женщина, которая меня умоляла заниматься со студентами, посчитала сейчас меня недостойной звания старшего преподавателя Гнесинской академии!.. Демонстрация лояльности, так называемый «эксцесс исполнителя» в обмен на полный непрофессионализм! Люди, которые хотят выслужиться, делают часто гораздо больше, чем от них требуется. Это у нас в порядке вещей. Но это не по мне удар, мне-то все равно. Это – удар по моим студентам. Вот в чем ужас. Вот где расправа! Я-то себе всегда найду учеников. Так поступить – это не просто не педагогично, это варварство. Тем более, что никакой необходимости не было!"

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter
Обсудить новость и добавить комментарий
Выбор редакции